Форум

Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  
Страница 1 из 11
Модератор форума: lybares 
Форум » Общение » Творчество » [InuYasha] Надежды и сны [complete] (Персонажи: Инуяша, Кагоме...)
[InuYasha] Надежды и сны [complete]
SoaДата: Вторник, 16.09.2008, 19:10 | Сообщение # 1
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Навание: Надежды и сны
Автор: TouchofPixieDust, перевод Iella
Персонажи: Инуяша, Кагоме...
Жанр: Action,Romance
Описание:
Состояние: Закончен. К сожалению, эта поразительная история о любви и дружбе не моя, но я надеюсь, что всем придется по душе отличный перевод.

Глава 1.
Вниз в колодец!
Сидя на бортике Колодца-Костоглота, Хигураши Кагоме посмотрела вниз и вздохнула. Ей не терпелось вернуться в средневековье - пусть демоны, пусть опасности, но мир по ту сторону колодца все равно был родным и мирным. Ну, может, «мирным» не в прямом смысле этого слова и не то чтобы уже совсем родным, но возвращалась она в средневековье, словно домой. И дело даже не в необычной обстановке или грядущих приключениях - ее тянуло к одному живущему по ту сторону портала полудемону, обладающему мерзопакостным характером. Оставалось уповать, что он не успел разобидеться на столь длительную отлучку. Ну да на этот случай в рюкзаке были припасены несколько дополнительных упаковок лапши.
Глубоко вздохнув, Кагоме скользнула с бортика и полетела в темноту. Вот-вот должен был появиться голубой свет, который всегда сопровождал ее полет сквозь время…
- Ой! – она приземлилась крайне неудачно, подвернув лодыжку и больно ударившись о дно колодца.
Да, у колодца оказалось дно. И оно не исчезло, чтобы пропустить ее в прошлое. Сначала Кагоме растерялась. Нет, сначала она изумилась, а потом уже растерялась. Почему проход не открылся? И почему не открывается? Озадачившись, Кагоме засунула пальцы в карман, где до поры, пока не починят цепочку, держала склянку с осколками, но ничего там не обнаружила. Это что же получается? Может, Инуяша стащил, чтобы она осталась в своем времени? Но зачем?
Кагоме не сдержалась и заплакала. Слезы текли по щекам, пока она шарила по утоптанному дну, пытаясь разгрести землю и, наконец, отчаявшись, принялась рыть голыми руками. Устав и потеряв надежду, она в последний раз всхлипнула и привалилась к каменной стене. Ну, и что теперь делать?
- Опять в свой дурацкий колодец залезла?
Кагоме ушам не поверила. Откуда тут взялся его голос, если портал не открылся и не пропустил ее? Замешательство сменилось озарением, и Кагоме подняла голову, чтобы посмотреть наверх, где и обнаружился силуэт перевесившегося через бортик Инуяши.
- Ну… да нет… - на всякий случай ответила она, сама не понимая, что имеет в виду.
Да и бог с ним, с порталом. Она не могла не улыбнуться, когда услышала, как приятель выдает такой залп ругательств, от которого даже золотоглазый демон из ее снов покраснел бы до корней волос. Утерев слезы, она с трудом поднялась и, стараясь не наступать на пострадавшую ногу, оперлась о стенку. Лодыжка ныла с каждой секундой все больнее, в чем она, конечно, ни за что не сознается. Потому что Инуяша ей этот полет еще не раз припомнит.
Похоже, Инуяше и в человеческом обличье слух достался не хуже, чем полудемону, потому что он сразу услышал, как тяжело она вздохнула, потревожив ногу, и тут же перестал ругаться.
- Ты, случаем, опять не покалечилась, Кэг?
- Меня зовут Ка-го-ме. Забудь про эту "Кэг".
- Уходишь от ответа, Кэг. Из чего я делаю вывод, что покалечилась и понимаешь, что услышишь на эту тему немало вопросов. Знаешь, из тебя ни актрисы, ни политика не выйдет… врать не умеешь. Можешь больше даже не пытаться. Совсем хреново получается.
- Скажите! – оскорбилась Кагоме. – Можно подумать, ты так хорошо меня знаешь.
Приятель одним прыжком оказался рядом, приземлившись с кошачьей грацией. «Кошачьей» - она чуть не фыркнула. Вот бы полудемон услышал, как его сравнивают с кошкой.
- Я тебя будь здоров как знаю, покалеченная. Мы дружили еще до рожденья.
Мама Инуяши и мама Кагоме были неразлей-вода с самого детства: и замуж вышли в один год, и жили рядышком, и дети у них родились с разницей в месяц. Так что оба семейства любили пошутить, что Инуяша и Кагоме стали лучшими товарищами, еще не появившись на свет. Учитывая, какую привязанность испытывала к приятелю Кагоме, она ни на миг не сомневалась, что в этой шутке есть огромная доля правды.
- За что ты так не любишь галстуки? – спросила она, чтобы сменить тему и дергая его за полуразвязавшийся узел еще недавно новенького галстука, удавкой болтавющегося поверх мятого пиджака. Совсем как ожерелье на демоне из ее сказки.
Хотя, конечно, галстук в таком виде замечательно гармонировал с закатанными рукавами и расстегнутыми верхними пуговицами рубашки. Внешний вид Инуяшу никогда не заботил, и систематические нотации Кагоме вылились только в то, что хоть он и напяливал школьную форму каждый день, но носил ее в довольно своеобразной манере. Кагоме незаметно потянула носом. Ну, хотя бы не пахнет.
- Сама знаешь, я эти удавки закручивать не умею, - пожаловался он. Кагоме посмотрела на узел – вчерашний, сама завязывала. – Ладно, давай отсюда выбираться.
Инуяша не смог подхватить ее на руки и одним прыжком вылететь из колодца, как поступал обычно демон в ее снах, но весь путь наверх по веревочной лестнице – им же и сделанной после того, как Кагоме пару раз свалилась в колодец, - лез следом, поддерживал и подталкивал.
Кагоме тянуло сюда уже два года - с тех пор, как ей исполнилось пятнадцать.
- Ты в курсе, что у тебя с головой не в порядке? – заметил Инуяша, помогая ей перебраться через бортик и вылезая следом.
Кагоме отряхнулась – после падения ее форма выглядела не лучше инуяшиной.
- В курсе. Но мне кажется, что это по-настоящему. Ничего не могу с собой поделать...
- Кех… Ну, теперь я понял, чем буду заниматься в колледже. Психологию учить. Тогда, может, разберусь, почему ты умом чиканулась, - костяшками пальцев он легонько постучал ей по затылку и прислушался, словно ожидая гулкого печального эха, подтверждающего отсутствие мозгов. – Эти видения у тебя как-то уж слишком затянулись, - он внезапно посерьезнел.
- О! Никак, снова сон?
Инуяша и Кагоме обернулись навстречу заглянувшему в сарай однокласснику Хоши Мироку. Свежевыстиранная и отутюженная школьная форма сидела на нем безукоризненно, галстук был затянут так, что оставалось удивляться, почему Мироку еще не посинел. – А я там по-прежнему блудливый служитель культа?
Кагоме закатила глаза.
- Ты и здесь блудливый, Мироку. А что касается сна, то да - ты в нем по-прежнему монах.
- А дырищу мне в руке заштопали?
- Это Воздушная Дыра, Мироку, и хватит называть ее дырищей… фу, как вульгарно. А уж кем ты являешься во сне, прости, от меня не зависит.
- Слушай, а может, ты во сне как-нибудь сведешь меня с Санго? Если уж я блудливый, дайте уж взаправду разгуляться!..
- Я. Не. Контролирую. То. Что. Вижу.
- Добавь еще «придурок», - посоветовал всегда готовый помочь Инуяша.
- Ну, вы с Санго хотя бы нормальные люди в ее сне, - вмешался новый голос. – А меня вообще в неведому зверушку превратили! – Кагоме рассмеялась, увидев в дверном проеме разобиженного Шиппо. Он начал дуться на нее с тех пор, как она рассказала, что в ее снах он всегда являлся ребенком. - Опять в колодец сиганула? – поинтересовался он, отметив помятый видок Кагоме.
- Естественно. Она ж дурында, сам знаешь, - охотно сообщил Инуяша и тут же заработал тычок в плечо.
- А прошлой ночью вы новые осколки нашли? – полюбопытствовал Шиппо.
- А то! – оживилась Кагоме. – Прикончили медведя-демона и добыли еще один.
- Не усугубляй, Шиппо! – рявкнул Инуяша, подчеркивая настоятельность просьбы подзатыльником и подпихивая приятелей к выходу из сарая. – У нее и так галлюцинации! Не хватало еще, чтобы ты ей подыгрывал!
Кагоме фыркнула и вздернула нос.
- Тогда не узнаешь, что было дальше, - пригрозила она, косясь на Инуяшу. Что бы он ни говорил друзьям, сам же первый по утрам торопился выяснить, как прошел очередной этап поисков. Правда, в отличие от остальных, задавал слишком много вопросов о ее отношении к происходящему – Инуяша мечтал стать психологом и пытался найти причины этих видений.
Фыркнув, приятель повернулся к ней спиной.
- Залезай. Ты на ногу даже наступить не можешь, дурында.
- Слушай, с чего ты взял, что меня переименовали в «дурынду»? - пробурчала она. Но, как обычно, в реальности или в видениях, не отказалась влезть на закорки, предварительно передав свой желтый рюкзак Мироку, и обвила руками шею друга.
Инуяша подхватил ее под коленки.
- И мой портфель прихвати, Мироку, - бросил он, размашисто шагая к школе с ношей за спиной.
Мироку театрально застонал.
- Ну почему я все время таскаю сумки? Давай я понесу Кагоме, а ты потащишь рюкзаки?
- Щас тебе, - фыркнул Инуяша. – Размечтался… сначала научись руки не распускать, не то потом мне придется тащить и ее, и твое бессознательное тело. Потому что ты, как пить дать, вырубишься после того, как получишь от нее рюкзаком по башке.
По пути к школе Шиппо-таки сумел вытянуть из Кагоме детали битвы с медведем-демоном. Он ахал, охал и закрывал лицо руками, когда дело доходило до кровавых подробностей - Кагоме никогда не забывала расписать каждый встреченный кошмар, чтобы лишний раз полюбоваться его зеленеющей на глазах физиономией.
- Ладно хоть Кикио в этом сне не было. Ты, если видишь ее, с утра всегда в паршивом настроении. Хуже, чем во время ПМС.
Кагоме помрачнела. Кикио. Девушка из ее снов, которая все время пыталась разлучить ее с Инуяшей. Девушка, которую он любил. Та, ради которой всегда покидал ее, Кагоме. В реальной жизни они с Кикио были двоюродными сестрами. Их матери родились двойняшками. Кикио и Кагоме тоже появились на свет в один год и были так похожи, что иногда их принимали за близнецов. Матери веселились и одевали девочек одинаково, надеясь, что малышки станут неразлучными подругами.
Прогнозы не оправдались.
- Придушишь, Кэг, - Инуяша ослабил ее хватку на горле и бросил на Шиппо рассерженный взгляд за упоминание ненавистного имени «Кикио».
Он тоже не радовался снам Кагоме о жрице. Сколько раз она по утрам рыдала и депрессовала после видений о сопернице. Инуяша чувствовал, что Кагоме страдает и, как ни пытается улыбаться и болтать о пустяках, не может скрыть ни обиду, ни тоску. Он вздохнул. Полтора года назад у них была парочка свиданий с Кикио. Не сказать, что потом они расстались - просто не срослось. Не отозвалось сердце. Вскоре Кикио начала являться Кагоме в снах, портя ей жизнь в мире видений не меньше, чем в реальности. Хотя даже после этого, несмотря не явную антипатию, ненавистью к Кикио Кагоме не прониклась.
Кикио не была злой - просто невозмутимой и отчужденной, а еще очень-очень красивой: длинные черные волосы стекали по спине до бедер, гибкое тренированное тело с первого взгляда выдавало в ней спортсменку. Так оно и было: Кикио давно возглавляла сборную школы по стрельбе из лука. Но брала она не только красотой: отличница, президент школьного совета - никто не сомневался, что на выпускном именно ей достанется честь произносить прощальную речь от имени всего класса. Она стала обладательницей всех существующих в школе наград - за что бы ни бралась Кикио, все у нее получалось в совершенстве.
Разумеется, дня не проходило, чтобы кто-нибудь не напомнил Кагоме, какой жалкой копией своей идеальной кузины она уродилась. Ее бы, конечно, возненавидеть, будь Кикио задавакой, но та держала себя с таким достоинством и невозмутимостью, что оставалось тосковать и мучиться сознанием собственного недотепства.
У Инуяши руки зачесались звездануть Шиппо по башке так, чтобы шишка вздулась за упоминание больной темы. Он как раз хотел спустить Кагоме на землю, чтобы освободить кулак, но она его опередила.
Шмяк-шмяк-шмяк.
- ПМС?
Кагоме уже собралась попросить Инуяшу догнать бросившегося наутек приятеля, чтобы приложить его еще пару раз, как за поворотом показалась школа. Шиппо и Мироку даже вызвались проводить друзей до медкабинета, хотя рыжий близко к Кагоме приближаться больше не рискнул.
- Ребята, идите на урок. Я скоро.
- Ну, я-то уж останусь с тобой.
- Да ладно, Инуяша.
- Кех.
Кагоме рассмеялась. Временами она забывала, что перед ней человек, а не пес-демон из сновидений. Но этот Инуяша был гораздо лучше, чем тот – выдуманный.
Этот Инуяша был настоящий.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
SoaДата: Среда, 17.09.2008, 19:30 | Сообщение # 2
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 2.
Инуяша против зеленоглазого демона.
- Осторожней! – прикрикнул Инуяша на Каэдэ - медсестру, которая занималась лодыжкой Кагоме.
Поначалу он сверлил подругу возмущенным взглядом за то, что попала в очередную переделку, но, глядя, как она корчит ему рожицы над головой склонившейся медсестры, продержался недолго. Все-таки она обладала странной властью над ним. Когда Каэдэ засекла очередную ухмылку Кагоме, та опустила глаза, покраснела, и Инуяша хмыкнул. Может, он и перебарщивал, трясясь над подругой детства, но этого не изменить. Он и сам не собирался меняться. Он любил ее больше всех на свете и ради нее перевернул бы мир.
Да. Любил.
Пусть в этой любви не было роз и свечей, переполняющих страницы любовных романов, которые втайне читала Кагоме. Пусть любовь эта родилась не в мире рыцарей и принцесс или демонов и мико - это все равно была настоящая любовь.
А что до Инуяши, Кагоме была ЕГО Кагоме. Его спутница и лучший друг. И почему она отвечала на чувства, почему всегда держалась рядом, являлось загадкой, которую он решил оставить неразрешенной. Чтобы все не испортить или не заанализировать до смерти.
Инуяша прекратил мерить шагами кабинет и уселся на пластиковую табуретку, откуда внимательно следил, как Каэдэ раскручивает импровизированную повязку и снова туго перевязывает лодыжку. Кагоме кривлялась, а он, прервав игру в гляделки, хмуро смотрел на медсестру.
Наверняка ведь больно, а она ведет себя так, словно ничего веселее и не существует...
Пока медсестра заканчивала, Кагоме успела скорчить еще одну рожицу.
- Так как, мисс Хигураши? Будем хорошей девочкой и возьмем в рот или... - Каэдэ вытащила термометр и окинула пациентку суровым взглядом.
- Ох…
Инуяша заулыбался, когда Кагоме послушно подставила рот термометру. Секунд через десять она скосила глаза к переносице, пытаясь разглядеть цифры. Он поторопился отвернуться, а то точно бы расхохотался.
- Ты, кстати, что здесь что делаешь? – поинтересовалась Каэдэ, считая ее пульс.
- Персональный транспорт.
Каэдэ улыбнулась.
- Мпаф… мрпф… - пробормотала Кагоме.
Он понял, что любит ее, еще в детском саду. Конечно, они всегда были друзьями, но считали это чувство дружбой потому, что всегда были только вдвоем. По зачислении в детский сад вокруг них появились толпы претендентов на звание лучшего друга, и тогда она… снова выбрала его. Каждый раз, когда Кагоме приходилось делать выбор, она выбирала его. Когда перед игрой все делились на команды, она неизменно звала его к себе первым. Он всегда-всегда был для нее номером один.
Они стали неразлучны.
Потом была школа и тот самый четвертый класс. Отец Кагоме нашел новую работу, и им пришлось переехать.
Они писали друг другу каждый день, отправляли смс-ки, электронную почту, сообщения по аське, но это было уже не то. Он скучал по ее улыбке и смеху. Он тосковал. В его жизни образовалась огромная дыра.
А через пару лет она вернулась: отец погиб в автокатастрофе по пути домой с работы, и осиротевшей семье пришлось вернуться в старое святилище Хигураши, принадлежавшее дедушке Кагоме. Конечно, Инуяша горевал вместе с ней, но, но, но...
Но его лучший друг вернулся...
Без нее он был одинок. Без нее он был неполон. За все время ее отсутствия он так и не попытался ни с кем подружиться, да и ему никто не навязывал дружбы.
С ней он был счастлив.
Инуяша улыбнулся воспоминанию об их первой встрече после долгой разлуки. Увидев, как она похорошела, он чуть язык не проглотил. Она и раньше была симпатичной, но по возвращении стала просто-таки обалденной красавицей. Он помнил, как перепугался, когда она подошла к нему - стало так страшно - а вдруг он ей больше не нужен?.. А вдруг другие попытаются ее у него забрать? Другие… другие парни (он даже поежился). И ведь ухажеры так и вились вокруг нее - что твои мотыльки вокруг пламени. Все его свободное время – да нет, вообще все время – уходило на то, чтобы и на пушечный выстрел их не подпускать.
Но она и сама на них не смотрела. Никогда.
А он так боялся ее потерять, что даже на свидание пригласить не решался. Потому и сделал самую большую ошибку в своей жизни – попробовал встречаться с Кикио. Это окончательно убедило Инуяшу, что Кагоме для него не просто детская любовь. Находясь рядом с другой, он постоянно вспоминал, как тепло и радостно ему с Кагоме. Никто не мог заменить ее, и вскоре Инуяша окончательно понял - лучше и не пытаться. Теперь, когда Кагоме поддразнивала его по поводу отсутствия личной жизни, он просто отмахивался, что-де во время усиленной подготовки к поступлению в колледж шашни крутить некогда.
- Костыли? – потрясенно ахнула Кагоме.
При звуке ее голоса Инуяша отвлекся от воспоминаний.
- Не хочешь – не надо. Буду таскать тебя на спине, - подмигнул он и фыркнул, когда понял, что она всерьез обдумывает его предложение. В конце концов, пришли к компромиссу: он носит ее сумку, а она ковыляет на костылях.
- Спасибо, - застенчиво сказала Кагоме, когда они подошли к двери класса.
Инуяша шутливо ткнул ее в плечо. Хотя для себя он уже признал, что безумно влюблен в лучшего друга, для остального мира старательно поддерживался фасад чисто приятельских отношений. Он боялся, что она испугается. Если уж кто в этом мире и стыдился насмешек больше него, так это Кагоме.
- Да не за что, малыш.
- Рррр… - нахмурилась она. – Я не малыш! И кстати, ты только на несколько недель старше меня, так что не задавайся.
- Сама же говоришь, что старше.
- Всего на несколько недель!
- Но ведь старше!
Плюхнувшись за парту, Инуяша вытащил тетрадь и ручку, краем глаза наблюдая за севшей за соседнюю парту подругой. Кагоме пристроила костыли рядом со стулом, попутно случайно заехав ими Коге и Мироку, и полезла в рюкзак за тетрадью, шепотом прося сидящую впереди Санго поделиться пропущенными записями.
Минут через десять взгляд Кагоме затуманился, и красная ручка начала бегать по бумаге все медленней. Инуяша нахмурился. Он знал, о чем она мечтала. Или о ком. Об Инуяше. О псе-демоне из сна, а не о нем, сидящем рядом. Не об Инуяше, который был с ней всю жизнь. Не о том, кто никогда ее не покидал.
Не о том, кто так ее любил.
Сначала Инуяше казалось смешным, что в снах Кагоме видит мужчину своей мечты с его внешностью и именем. Сначала он даже гордился, что она считает его героем, с которым ночи напролет странствует по странному миру. Потом сны участились и стали реальнее. В них появились новые персонажи, приключения обрастали подробностями, и Инуяша начал всерьез опасаться, что у Кагоме плохо с головой до такой степени, что выдуманный мир постепенно вытесняет мир реальный.
Он начал ревновать к самому себе из видений, сражаясь с зеленоглазым демоном каждый раз, когда она погружалась в мечтания, во время которых на ее лице было написано «хотела бы я сейчас оказаться в средневековой Японии со своим взбалмошным полудемоном». Понимая всю глупость своих переживаний, он, тем не менее, искренне сожалел, что не может бросить вызов этому самому полудемону. Чтобы сразиться за нее.
А хуже мечтаний стали их последствия, которые мешали Кагоме быть счастливой, мешали ей обрести счастье. Между ними всегда стояло что-то или кто-то. Он ненавидел полудемона и за то, что Кагоме любила его, и за то, что тот не мог ответить ей взаимностью.
- Может, это я дурак, а не он, - пробормотал Инуяша.
Как можно сражаться с фантазией? Он не уродился демоном или даже полудемоном, природа не наделила его сверхсилой или суперслухом или феноменальным нюхом. Он жил самой обычной жизнью… и ничем, совсем ничем не выделялся. В общем, парень как парень...
Инуяша мысленно составил список собственных недостатков. Вспыльчивость, средние оценки, хулиганство, замкнутость, отсутствие работы, денег, машины… Инуяша решил подвести под списком черту, прежде чем окончательно впадет в депрессию, и снова перевел взгляд на Кагоме. Она заслуживает такого же необыкновенного человека, как она сама. Вот только пока Инуяша не видел ни одного достойного кандидата. А всех недостойных безжалостно разгонял. Конечно, рано или поздно, семья подберет ей спутника жизни. Мужа… Инуяшу прямо затрясло от этой мысли.
Ну, нет – если уж дело дойдет до того, что она всерьез начнет обдумывать планы замужества, ему придется вмешаться. Шансы-то у него были, потому что единственный мужчина, о котором она мечтала, жил лишь в ее сновидениях. От этой мысли Инуяше, по идее, должно было полегчать… Но легче не стало.
Прежде чем он успел отвести взгляд, Кагоме обернулась, посмотрела и него и улыбнулась той улыбкой, от которой у него всегда плавились мозги.
Он быстро нацарапал на бумажке «ВакДональдс?» и, пока училка уткнулась носом в учебник, сунул ей. Кагоме спрятала записку между листов тетрадки. Прочитав, снова обернулась и улыбнулась с такой теплотой, что у него защемило сердце. И кивнула.
Инуяша опустил голову, чтобы спрятать улыбку. Вот он и назначил свидание в ВакДональдсе после школы. Теперь, что бы ни трындела училка, все пролетит мимо ушей. Придется тоже брать у Санго конспекты. В конце концов, у него есть то, чего нет у полукровки. У него есть Кагоме.
К тому же, он настоящий.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
SoaДата: Понедельник, 22.09.2008, 21:33 | Сообщение # 3
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 3.
Сон?
- Ты чем там занималась, стерва? – забрюзжал Инуяша, за лямки рюкзака выуживая ее из колодца.
Кагоме улыбалась, пока ее опускали на землю, и сжала кулаки, чтобы сдержаться и не погладить пушистые белые треугольнички, которые руки сами так и тянулись потрепать и почесать, особенно когда Инуяша настораживался или прислушивался. В такие секунды Кагоме считала, что ее выдержка образцово-показательна на мировом уровне.
Она вздохнула и перехватила рюкзак.
- Проспала.
- Кех. Тебе бы только дрыхнуть. Осколки к нам сами не притопают, знаешь ли, - Инуяша подставил спину. - Залезай. Пошли уже. Стерва.
Кагоме застыла.
Где-то она это уже слышала.
Откуда это странное ощущение? Она похолодела, когда всплыли воспоминания. О сне, где Инуяша был обычным парнем и виесте с ней ходил в школу. Где они все учились в одном классе. Даже Шиппо.
Сон был совсем настоящим. Она закрыла глаза, понимая, что запуталась – то ли спит сейчас, то ли спала тогда.
- Кагоме?
Нет - скорее всего, спит она именно сейчас. В конце концов, Кагоме отлично помнила, как росла вместе с Инуяшей: как они играли в прятки в саду, как каждым летом семьями отправлялись на отдых. Она вспомнила, как подстриглась коротко-коротко, когда он сделал вид, будто перепутал ее с Кикио, и как он потом перепугался и долго извинялся.
На нее уставились взволнованные золотые глаза. Инуяша едва не касался ее носом - Кагоме ощутила, как волоски его гривы щекочут лицо. От его тела шел жар, она слышала каждый удар его сердца. Сон или не сон?
- Ты настоящий?
- Чего?
- Это настоящий мир, Инуяша?
- Не глупи - конечно, настоящий, - нахмурился он. – Да что с тобой?
Кагоме, чуть не плача с перепугу, обняла его и прижалась щекой к красному хаори.
- А откуда мне знать? Как мне убедиться, что это все по-настоящему? – она подняла к нему мокрые глаза. – В моем сне ты был обычным парнем, который ходит в школу, моим другом с самого детства. И с нами дружили Санго, Мироку и Шиппо. А Каэдэ работала медсестрой. Все было таким реальным!
Что, если стоящий перед ней полудемон на самом деле ей только снился?.. В конце концов, в реальном мире не бывает ни демонов, ни магии. Да и откуда у нее таланты жрицы? Это все сказка какая-то!
Кагоме всхлипнула и заплакала. Перепуганный неожиданной переменой настроения - не успела вернуться, а уже глаза на мокром месте - Инуяша не сразу сообразил, что делать. Сначала, совершенно ошеломленный, несколько секунд растерянно смотрел на девушку, потом обнял ее в ответ и неуклюже похлопал по голове, следя, чтобы ничего не брякнуть: чем дольше молчишь, тем целей будешь. Разве что поурчал - тихонько, успокаивающе.
- Я схожу с ума? – спросила Кагоме между всхлипами.
- Давай расскажем о твоем сне Каэдэ, - предложил он, осторожно отстраняясь. – Залезай.
Путешествие получилось недолгим - и неудивительно, учитывая необыкновенную инуяшину скорость. Он несся просто вихрем, словно Кагоме была ранена и от того, поспеет ли он вовремя, зависела ее жизнь. Кагоме чувствовала его тревогу, да и сама не могла успокоиться: сон не шел у нее из головы.
Она крепче обняла полудемона. Он ведь настоящий. Иначе и быть не может. Правда?
Она отлично помнила, как нашла его со стрелой Кикио в сердце у Священного Древа. Помнила каждую битву, в которых они сражались плечом к плечу, каждую царапину, полученную Инуяшей. Помнила длинные переходы по пыльным дорогам в поисках осколков Камня. И каждый раз, когда он брал ее за руку и когда обнимал ее, чтобы успокоить. Она даже помнила тот единственный их поцелуй в замке Кагуи. Нет, именно этот Инуяша и должен быть настоящим. А во сне остался Инуяша-человек, с которым они вместе учились.
Просто сон был очень похож на правду.
- Эй! – гаркнул Инуяша, врываясь в маленькую хижину и спуская Кагоме на пол. – Старуха, ты где?
- Инуяша, ты можешь повежливее? - обреченно вздохнула Кагоме.
- КАЭДЭ!
У Кагоме зазвенело в ушах. Она отошла в уголок поставить рюкзак и дождаться возвращения старой жрицы.
- КАГОМЕ! – влетевшее в дверь рыжее ядро почти снесло ее с ног. – Я скучал! Где мои конфетки?
- Засранец, где старуха?
Шиппо оторвал жадный взгляд от желтого рюкзака Кагоме.
- По воду пошла к ручью.
Лисенок обмер, когда Инуяша погладил его по голове, прежде чем вылететь из хижины. Он вытаращился вслед полудемону, а потом медленно подвернулся к Кагоме.
- Какая муха его укусила?
Она пожала плечами, пораженная, что даже в спешке Инуяша нашел секундочку приласкать кицунэ. Хотя, если вспомнить, все проявления нежности со стороны Инуяши случались ненароком, по рассеянности.
- Похоже, ему и правда позарез нужна Каэдэ, - она покопалась в сумке и вытащила коробочку клубничных конфет. – А где Санго и Мироку?
- В хижине, на околице. Санго его перевязывает.
- Перевязывает? – охнула Кагоме. – А что случилось?
- Ш...Шанго и штукнула... – кицунэ уже набил полный рот сладостей. – Мрку... - он проглотил и продолжил: - Мироку заигрывал с какой-то девицей, ну, она и дала ему по кумполу. Похоже, посильней обычного. Он, когда падал, еще и головой о тележку брякнулся - да так, что ее опрокинул!
- О боже…
Шиппо фыркнул.
- Ты еще главного не знаешь…
- А что главное?
- В тележке везли навоз для полей… вот его-то Мироку на себя и выворотил!
Кагоме сдержала смешок и села, подтянув колени к груди и опустив на них подбородок. При всей своей фантазии такой истории она сама бы не придумала – вот еще одно доказательство, что она в настоящем мире. От этой мысли сразу стало легче. Ведь и правда - каким же нужно быть человеком, чтобы сочинить историю о жутком детстве Инуяши, придумать жрицу, которая пронзит его сердце заговоренной стрелой, да еще сделать жрицу точь-в-точь похожей на себя саму. К тому же, будь это сон, видела бы она фонтаны крови и горы вывороченных внутренностей? Да половину времени в средневековье она занималась тем, что смывала кровавые ошметки с лица и одежды! И вообще - будь это ее сон, Инуяша как миленький давно бы уже у нее в ногах валялся, признаваясь в любви.
Она вздохнула, чуть расстроенная, что тот, другой Инуяша, - лишь видение. Он был таким добрым и нежным. Они всегда радовались. И стали лучшими друзьями. И… ну… ну да, похоже, она его любила. По-другому, не так, как любила этого Инуяшу с серебристой гривой и пушистыми ушами, но все равно любила.
- Угомонись, окаянный, у меня свои ноги есть, - сказал кто-то за дверями.
- Кех… А что тогда ими не шевелишь?
Каэдэ уже собралась ответить полудемону, но всмотрелась в его глаза и промолчала. Инуяша, как обычно, не мог устоять на месте, но просто-таки захлебывался тревогой. А маску безразличия ко всем и вся полудемон сбрасывал ради одного-единственного человека - ради девушки из будущего. Поэтому вместо препирательств жрица обернулась к сидящей у стены Кагоме.
- День добрый, деточка.
- Здравствуй, бабушка Каэдэ.
- Поправь-ка ее, старуха. Выкладывай про сны.
Кагоме и Каэдэ послали демону одинаково рассерженные взгляды, и обменялись мнениями по поводу его грубости и отсутствия выдержки.
- Расскажи мне о сне…
И она рассказала. О том, как не сработал колодец и как она подняла глаза и увидела Инуяшу в человеческом обличье. Потом - о Шиппо, который тоже родился человеком, и о том, как она ходила в школу с Мироку и Санго. Вспомнила, что во сне Кикио оказалась ее двоюродной сестрой, и еще раз подивилась, каким совершенно настоящим оказался этот сон. Причем там она была уверена, что именно этот, средневековый мир был порождением ее фантазий.
Шиппо слушал истории так же заворожено, как человеческий Шиппо рассказы о походах за осколками. А Инуяша сердился. И беспокоился.
- В снах много таинственного. Прости, деточка. Мне нечего тебе сказать, но попробую разузнать, чем можно помочь, - жрица посмотрела на дверь. – Возможно, когда Мироку… поправится… он что-нибудь посоветует.
Дождавшись, когда монах придет в себя, Кагоме отправилась к нему с повторным рассказом. Выслушав повествование во второй раз, Инуяша совсем распалился. К несчастью, монах тоже не придумал, чем успокоить девушку. Говоря откровенно, вместо тревог Кагоме, его больше интересовали отношения того Мироку и той Санго. Он себя повел еще хуже, чем Шиппо!
- А Санго ходила в такой же форме, что и ты? – поинтересовался он.
Инуяша кинул на монаха гневный взгляд, Санго покраснела.
- Да, как и все девушки. И все мальчики у нас тоже ходят в форме, - при виде ужаса в глазах монаха она уточнила: – В смысле, в своей форме. Они носят брюки, а не юбки.
Инуяша зарычал.
- Все, хватит! Ты уже всем здесь свои глупые сны нарассказывала! - одним прыжком полудемон скрылся в кронах деревьев.
Похоже, странные видения встревожили его не меньше, чем саму Кагоме.
На следующий день, когда они собрались в очередной поход, никто в присутствии Инуяши не осмелился вспомнить про сны. Терпения, однако, хватило на день. К вечеру, изнывающие от любопытства Мироку и Шиппо, оттащили Кагоме в арьергард, чтобы завалить вопросами. Даже Санго не удержалась. Мало того, что Инуяша слышал каждый вопрос, так еще и ответы на них частенько заканчивались ахами-охами. Решение проблемы было найдено быстро – полудемон просто перестал отпускать от себя Кагоме и бросал на сотоварищей угрожающие взгляды каждый раз, когда они пытались перевести разговор на запретную тему. Кагоме укорила бы его, если бы сама не утомилась от бесконечных расспросов, от которых сон становился все реальней, заставляя сомневаться в собственном здравом рассудке.
Через несколько дней поисков группа натолкнулась на крыса-демона. Не особенно сильного, но шустрого и изворотливого, хотя даже мощь осколка не позволила ему избежать меча Инуяши. Демон упокоился с миром, а осколок пополнил коллекцию Кагоме.
- Жрать хочу, - сообщил Инуяша, стирая с клинка кровь. – Лапши.
- Тоже мне, новость, - пробормотала Кагоме, мимоходом удивляясь, что не испытывает тошноты при мысли о еде на фоне развороченных кишок.
Она залезла в сумку, но обнаружила только четыре упаковки лапши. С тяжким вздохом она вытащила походный котелок и отправилась к ручью за водой. Санго составила ей компанию.
- Инуяша беспокоится из-за твоих снов, - поделилась охотница, когда они подходили к ручью.
- Да, я тоже чувствую.
Санго улыбнулась.
- По-моему, он ревнует.
- Не говори глупостей, - рассмеялась Кагоме. – Инуяша - и ревнует?
С полным котелком девушки вернулись на поляну, где полудемон с монахом в четыре руки готовили место для ночлега, а Кирара собиралась поджечь сложенный кучкой хворост.
Кагоме дождалась, пока вода закипит, и налила кипяток в пластиковые чашки, одну из которых подала одну Шиппо, одну Мироку, одну Санго и последнюю - Инуяше.
- А где твоя порция? – поинтересовался Инуяша, заглатывая лапшу.
- Не хватило, - объяснила Кагоме, продолжая копаться в сумке. К счастью, на дне нашлись батончики мюсли. Не самый калорийный ужин для растущего организма… но лучше что-то, чем ничего… лапши-то не осталось. – Придется завтра вернуться пополнить запасы.
Тут же, как и следовало ожидать, началось бурчание и бухтение по поводу ее возвращения домой. Но поскольку на кону стояла доставка дорогой сердцу лапши, Инуяша сдался довольно быстро. Обошлись даже без усаживаний.
Следующим утром он проводил ее до колодца. Кагоме поставила сумку на бортик и заглянула вниз. От мысли, что портал может не открыться, стало не по себе.
- Хочешь пойти со мной? – спросила она, опираясь о сруб и оттягивая момент расставания.
- Чего б мне этого хотеть? – он покраснел и быстро отвернулся.
- Мама приготовит тебе что-нибудь вкусненькое …
- Кех.
- Сота мечтает поиграть с тобой в видеоигры…
- Хватит на меня давить!
Кагоме занервничала и начала теребить юбку. Поймав себя за этим занятием, она сцепила руки за спиной, чтобы найти им хоть какое-то применение.
- Можешь сходить со мной в школу…
- Больно надо!
Кагоме вздохнула. Если честно, она надеялась, что Инуяша согласится - может, останься он рядом, сны отступят. А так поди, попробуй отличить сон от реальности.
- Можешь дать мне руку, Инуяша?
Золотые глаза расширились. Полудемон замер, когда она осторожно прижала когтистую ладонь к своему предплечью. Он понятия не имел, что она задумала, но панически боялся испортить момент, брякнув что-то не к месту.
Кагоме набрала полную грудь воздуха, застыла и вдруг вдавила его когти себе в руку. На рукаве проступила кровь. Ее кровь.
- Кагоме! Да ты че…
Она поморщилась, когда ранки защипало. По руке потекло. Похоже, она переборщила, потому что болело с каждой секундой все сильнее. Кагоме подняла взгляд на Инуяшу. Полудемон разрывался между желанием излупить ее за глупость и обнять покрепче, чтобы успокоить. В конце концов, запутавшись, он уставился на нее перепуганными собачьими глазами.
- Мне нужно было убедиться, - объяснила она. – Убедиться, что это… что ты… что это не сон…
Он нахмурился.
- Слушай, я опять пойду к Каэдэ. Что-то неладно. Может она тебе как-нибудь поставит мозги на место.
Она кивнула.
- Кагоме?..
Она повернулась.
- Никогда так больше не делай. Никогда.
Он дождался, пока она подхватит неизменный рюкзак и прыгнет в колодец, а потом помчался к Каэдэ.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
SoaДата: Воскресенье, 02.11.2008, 21:00 | Сообщение # 4
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 4.
Снова, вниз в колодец!
Кагоме подняла рюкзак, набитый доверху медикаментами, лапшой, чипсами и сладостями для Шиппо. Дома, конечно, хорошо, но ей нетерпелось вернуться в древнюю Японию - к свежему воздуху, погоням за осколками Камня... И к Инуяше.
Она закинула рюкзак на спину и поспешила к сараю. Кто бы мог подумать, что однажды ее любимым ароматом станет щекочущий нос запах вековой пыли, взлетающей в воздух, когда открывается старая дверь? Она улыбнулась в предвкушении возвращения. Пыль ей нипочем.
Кагоме прыгнула.
…и ударилась о твердую землю.
Она вскрикнула от боли - то ли оттого, что вновь подвернула лодыжку, то ли потому что не поверила, что колодец может снова не открыться.
- Не-е-т! – закричала она, вскакивая на ноги. – Нет! Пропусти меня! Ну же!
Кагоме пинала каменные стенки и стучала кулаками по земле, набивая все новые и новые синяки.
- ИНУЯША!
Она звала, пока не охрипла. Перемазанное колодезной грязью лицо опухло от слез. Обессилев, она свернулась на дне калачиком и начала тихо всхлипывать. Наверху заскрипела дверь. Кагоме едва слышно повторила его имя, когда услышала знакомый голос.
- Опять? – раздраженно спросил он.
Кагоме заплакала по новой.
- Ин… Инуяша?
Он пробурчал что-то не вполне цензурное и уже громче добавил:
- Когда же это закончится?

Добавлено (01.11.2008, 23:19)
---------------------------------------------
Надежды и Сны 5 - Страх angry

Привалившись спиной к каменной стенке колодца и положив подбородок на макушку Кагоме, Инуяша обнимал ее, а она всхлипывала ему в плечо. Сердце ныло, но он решил позволить ей прорыдаться.
- Мне страшно… - прошептала она, не отрываясь от его рубашки, когда снова смогла говорить. – Я уже не знаю, где реальность, а где нет… - она шмыгнула носом. – Когда я там, мне кажется, будто все взаправду... А сон - то, что тут, - она отлепилась от него и взглянула умоляющими глазами, отчего у него замерло сердце. – Я с ума сошла, да? Ничего уже не понимаю! – по щекам снова потекли слезы.
- Ну же, Кагоме… - он погладил ее по голове.
Она вздохнула.
- Ты даже представить себе не можешь, как это реально, - теперь к всхлипываниям присоединилась еще и икота. – Я даже не понимала, что вернулась в настоящий мир, пока не увидела тебя. Я думала, что еще сплю…
- Кагоме, - серьезно сказал он, - мне это уже совсем не нравится.
- Я знаю, - она сняла нитку с его рубашки, не желая встречаться с ним взглядом. – Мне это тоже не нравится.
- Слушай, может тебе… с кем-нибудь об этом поговорить?..
Она взглянула на него удивленно.
- Я и говорю. С тобой.
- Я не то имел в виду.
Она замотала головой.
- Нет. Со мной все в порядке. Просто устала. Стресс.
- Ты уже несколько лет видишь эти сны, Кагоме. Дело не в стрессе и не в усталости, - объясняя, он гладил ее по спине. – Нам нужно разобраться, откуда берутся эти сны, и тогда мы сможем тебя поправить...
Кагоме застыла.
- Меня... поправить? – она прикусила губу. – Кто-то еще говорил, что меня надо поправить. Только не могу вспомнить, кто… но мне кажется, это важно. Я как в тумане. Все так запуталось… - она всхлипнула и потерла ладонями глаза, высушивая слезы. – Не знаю, где реальность, а где сон.
- Я - реальность, - сказал он, обнимая ее крепче. – Честное слово. И я могу тебе это доказать, - он устроил Кагоме поудобнее и повернул к себе лицом. – Помнишь, когда нам было по пять, мы решили, будто сможем полететь, если приклеим перья к рукам? А когда клеем не вышло, прилепили их скотчем...
Кагоме фыркнула.
- У меня до сих пор шрам на бедре от приземления.
Он прикусил язык, чтобы не попросить – в шутку, конечно, – показать ему этот самый шрам. Заигрывание – даже невинное заигрывание – выглядело бы так, будто он решил воспользоваться моментом. Так что вместо признаний он продолжил вспоминать, неторопливо поглаживая ее по волосам.
- А помнишь, когда нам было по шесть, мы решили в один вечер слопать ВСЕ конфеты, которые наколядовали на Хеллоуин? Потом у нас несколько дней животы болели…
- Целый месяц потом на шоколад даже смотреть не могли!
Они рассмеялись, и Инуяша уткнулся лицом ей в волосы.
- А помнишь, когда в четвертом классе вы уезжали, ты поцеловала меня на прощанье?..
Кагоме смутилась.
- Помню, - она застенчиво подняла голову. – Мне тогда очень хотелось, чтобы мой первый поцелуй был именно с тобой…
Инуяша улыбнулся.
- Ведь это все правда, Кагоме. У нас воспоминаний на целую жизнь, еще до того, как ты начала видеть во сне этих демонов и искать осколки. И это жизнь настоящая, - он помолчал и убрал волосы с ее лица. – Я настоящий.
Кагоме вздохнула.
- Ты прав. Я знаю, что ты прав. Просто настоящее мне не кажется настоящим, понимаешь?
Он с неохотой выпустил Кагоме из рук и поднялся, помог ей встать на ноги, осторожно подвел к веревочной лестнице. Вместе они вылезли из колодца. Первый урок уже закончился, и они определенно опаздывали ко второму. Если повезет, до школы доберутся аккурат к большой перемене.
- Слушай, завязывай-ка прыгать в этот колодец. А то однажды шею себе свернешь, - негромко посоветовал он, выбираясь на свет, где оглядел ее с головы до ног и нахмурился.
- А с рукой у тебя что?
Кагоме покосилась на предплечье – на рукаве запеклась кровь. Сердце екнуло. Когда Инуяша сделал шаг к ней и начал неумело закатывать рукав, она даже не стала противиться, потому что уже знала, что увидит. Но все же испуганно ахнула, когда на коже обнаружились следы когтей. И прежде чем Инуяша успел выдать одно из самых живописных ругательств из своего богатого запаса, Кагоме потеряла сознание.

*****

Инуяша изучал следы от когтей на предплечье подруги. Вчера, когда Кагоме очнулась, она рассказала, как заставила полудемона из своего сна оцарапать ей руку, чтобы убедиться, что Инуяша из древней Японии настоящий. Больше всего его задела горячность, с какой она твердила, будто полудемон-де оцарапал ее ненамеренно. Его страшно бесило упрямство, с каким она защищала соперника.
Он бы свалил ссадины на кота, не будь следы такими широкими и глубокими. А когда приложил свою руку, то обнаружил, что царапины идеально совпали бы с его пятерней… Будь у него когти.
Тогда он впервые начал задумываться, а действительно ли ее сны - только сны? Не стоит ли за ними что-то большее?.. Что-то очень непростое и важное?.. Возможно – всего лишь возможно - существовала крошечная вероятность того, что в снах таилась доля реальности.
А значит, другой Инуяша живет по ту сторону колодца.
От этой мысли он даже зарычал. Рычание получилось весьма впечатляющим с учетом того, что издал его совсем не пес-демон. Он даже не мог вспомнить, когда до такой степени злился или пугался.
- Инуяша, ты слишком увлекся, - тихонько сказала Кагоме, пихнула его плечом и попыталась вытянуть руку.
Он неохотно отпустил рукав, и они пошли дальше. С каждым шагом Инуяша мрачнел все сильней.
- Хотел убедиться, что ты не забыла ее перевязать.
- Я же сказала, что не забыла.
- С твоим склерозом все возможно.
Она рассмеялась, но от комментария воздержалась - иначе пришлось бы соврать, а Кагоме Инуяше не врала никогда. Он покосился в ее сторону.
Если второй Инуяша настоящий, значит Кагоме на самом деле любит другого. Совершенно реального. Внезапно мир подернулся серой дымкой, и впервые с момента возвращения Кагоме в их город Инуяша почувствовал себя одиноким… и испуганным. Если Кагоме снова уедет, то уже не в другой город или страну, а в далекое-предалекое место, куда ему не добраться.
На пятьсот лет в прошлое.
Он отчаянно замотал головой, разгоняя тревожные мысли. Нет, воображение Кагоме и на него плохо влияет: что за бред он сам начал нести? Это шло вразрез с элементарной логикой. Это невозможно.
Но как на ее руке оказались следы когтей?
Остаток дня Инуяша бродил за ней хвостом. Куда бы Кагоме ни отправилась, он не сводил с нее глаз. Ну… за исключением туалета и женской раздевалки перед занятиями физкультурой. Он же, в конце концов, не Мироку. Но в этих случаях Инуяша перепоручал задачу Санго, которая посмеялась просьбе, но требовать объяснений не стала.
Он сам не понимал, чего боялся в те минуты, когда Кагоме исчезала из его поля зрения, но совершенно не собирался выяснять это на практике.
Если она не спятила… если колодец действительно мог открываться… если она на самом деле могла возвращаться в средневековье, чтобы охотиться на демонов… ДЕМОНОВ! … что она выберет, если придется принимать решение, в каком мире жить? А если она ошибется? А если предпочтет пса-демона - того, кто то злит ее, кто заставляет ее сердце восторженно биться, кто мучает ее своим равнодушием…
Инуяша вздохнул. Честно говоря, он больше опасался, что до своего переезда в средневековье она вообще не доживет или покалечится, в очередной раз перепутав сон с явью и бросившись в колодец. Может, у нее раздвоение личности? Или психическое расстройство?
Он сам не понимал, какой вариант лучше - Кагоме, которая сражалась с демонами и влюбилась в полукровку, или Кагоме, видящая странные сны и постоянно набивающая из-за них синяки и шишки. В общем-то, сам факт выбора ему совершенно не нравился: оба варианта причиняли Кагоме боль и оба лишали его любимой девушки и лучшего друга.
Пока Кагоме, склонившись над тетрадкой, пыталась найти смысл в сложной математической формуле, он начал составлять список:
Мой мир реален, а другой нет, потому что:
1. Я знаю, что он реален. И мои воспоминания это доказывают.
2. Люди, существующие в двух мирах: Инуяша, Мироку, Санго, Шиппо, Каэдэ, Кикио, Сещемару, Ходжо, Сота (все они жили в моем мире еще до того, как Кагоме начала видеть их во сне).
3. Люди, которые есть только в другом мире: Нараку, Канна, Кагура, Кирара, Рин, Джакен.
4. Демоны: их не бывает.
5. Магия: ха!
6. Путешествия во времени: невозможно с научной точки зрения.
7. Мама Кагоме РАЗРЕШАЕТ дочери путешествовать во времени с сексуально озабоченным полудемоном. Ха-ха два раза.
Другой мир реален:
1. Следы когтей на руке, размер совпадает с моим (у Кагоме рука слишком мала, чтобы так поцарапать саму себя).
2. Кагоме верит, что это реальность.
Хотя первый список получился длиннее и должен был поднять ему настроение, аргументы второй колонки разумному объяснению не поддавались. Следы когтей никак не шли у него из головы. Если Инуяша из сна на самом деле существовал, Кагоме слишком рискует, оставаясь рядом с ним. Рискует душевным здоровьем и даже самой жизнью.
Он не должен больше подпускать ее к колодцу. Колодец небезопасен, эти походы нужно прекратить. Но как? Залить цементом? Разнести?
- Я не мешаю вам любоваться мисс Хигураши?
Инуяша поморщился. Он и не заметил, как подошел учитель, и не понял, сколько времени тот простоял рядом с его партой. Да уж, в этой жизни отличный слух пса-демона был бы очень кстати. Ядовитая реплика так и не сорвалась с языка, когда он увидел тревогу на лице Кагоме. Инуяша тяжело вздохнул и сдержался.
- Простите.
Учитель выжидательно выгнул бровь. Инуяша сжал челюсти и скрипнул зубами, прежде чем вторить:
- Простите. Сэр.
- Не менее изумительно, чем мисс Хигураши, - заметил учитель, двинувшись по проходу между партами и улыбаясь хихиканью учеников. – Итак, давайте все же вернемся к математике. Мисс Хигураши, не уделите ли нам минутку вашего драгоценного времени, чтобы выйти к доске и показать классу, как решается задача?..
Инуяша скривился и сполз пониже на стуле. Он смотрел, как Кагоме медленно поднимается и под насмешливыми взглядами одноклассников идет к доске, словно готовясь встать перед расстрельным взводом. Отношения с математикой у нее не клеились, Инуяша это знал. И учитель это знал. Черт, да это все на свете знали! В этот момент Инуяша думал, что никого на земле не ненавидит так яростно, как этого самого учителя. Кагоме наказывали за рассеянность Инуяши. Нечестно.
На полпути она обернулась к нему, и он постарался изобразить максимум раскаяния, получив в ответ улыбку.
Кагоме подошла к доске и начала разглядывать уравнение. Инуяша молился, чтобы она нашла решение или, по крайней мере, начала рассуждать в правильном направлении. Тогда, может, класс не разразится шуточками. Она написала первое действие и застыла.
- Быстрее, пожалуйста, - поторопил учитель. Под многозначительное фырканье Кагоме подумала еще несколько секунд. – Меньше болтовни, больше внимания на уроке, и вы одолеете эту премудрость. Сядьте и посмотрите, как это сделает ваш одноклассник.
- Нет, - вдруг сказала Кагоме. – Я знаю решение.
Инуяша хлопнул глазами. Знает?
Он смотрел, как она медленно начинает собирать воедино набор сложных формул. У нее получалось. Она решала задачу! Когда, получив правильный ответ, она повернулась к классу, Инуяша встал и разразился аплодисментами. Разгневанный учитель оставил обоих после уроков за нарушение дисциплины, но дело того стоило.
Инуяша, тем временем, обнаружил новую проблему и, не сдержавшись, поторопился зафиксировать ее в тетради. Он перевернул страницы и вернулся к составленному списку.
Кагоме самостоятельно решила сложное уравнение. Ни разу не сбившись. Легко сложив красивую формулу.
Пальцы сжались так, что карандаш сломался. Инуяша взял обломок грифеля и вывел в конце списка:
3. Кагоме разбирается в математике.

Добавлено (02.11.2008, 21:00)
---------------------------------------------
Надежды и Сны 6 - Безумие surprised

Инуяша стоял у ее кровати. Она спала так мирно, что будить не поднималась рука.
Впрочем, пусть спит – и без нее все организуем.
Полудемон закинул на плечо рюкзак и осторожно взял девушку на руки. Оставалось надеяться, что смену одежды Кагоме уже упаковала, потому что отпускать ее в будущее он больше не планировал. Будь его воля, вообще бы больше никуда и никогда ее не отпустил.
И в этом, кстати, как раз состоял его план.
Рано или поздно, она простит. После того, как Инуяша сотрет с лица земли колодец, Кагоме уже не придется переживать из-за того, второго Инуяши. Каэдэ так и не выяснила, откуда брались странные сны, и поэтому пришлось брать инициативу в свои когти. Как обычно. Вот он и решил – уничтожить колодец, тем самым, раз и навсегда ответив на вопрос, какой же из миров настоящий. Женщины всегда создают проблемы из пустяков.
Он уже стоял одной ногой на подоконнике, когда сообразил, что рюкзак подозрительно легкий. Инуяша осторожно вернул Кагоме обратно на кровать и заглянул внутрь.
Пусто.
Он на всякий случай пошарил внутри рукой.
Потом посмотрел на Кагоме.
Почему она не собралась? Ведь хотела же утром вернуться...
Он похолодел, когда в голову пришла мысль, что она вообще не собиралась возвращаться. Но это просто глупая идея. Глупейшая. Так ведь?
Ведь так?
Присев на корточки, он еще разик изучил сумку. Ни одежды, ни лапши, ни книжек, ни леденцов, ни чипсов… Вообще ничего. Инуяша на всякий случай потряс рюкзачок, пытаясь вспомнить, когда в последний раз видел его пустым. Да, в общем-то, никогда - ни разу. Полудемон скомкал желтую ткань. Ничего. Бред какой-то.
Может… а может, она и вправду не собиралась возвращаться?
Он с трудом удержался, чтобы не подскочить до потолка, и замотал гривой, надеясь разогнать пугающие мысли. Рыча проклятья под нос, беззвучно выворотил на пол ящики ее комода и забил рюкзак до верха – собрал все, в чем видел ее когда-либо, прихватил несколько вещей, в которых не видел, добавил те, которые сильно пахли ею – купальник и свитер. С этой одеждой Кагоме легче привыкнет к жизни по другую сторону колодца… а когда барахло сносится, он найдет, во что ее одеть, и в своем мире.
Место оставалось, и он сгреб еще какие-то шмотки из кружев и веревочек, которые при нем она никогда не надевала, но которые всегда таскала в рюкзаке, и понадеялся, что запаса хватит надолго.
Книжки он проигнорировал. Вернее, не совсем проигнорировал: показал им язык и запинал под кровать. Загружать ими рюкзак он не собирался.
Быстренько смотавшись на кухню, чтобы экспроприировать весь имеющийся запас лапши, Инуяша вернулся к спящей девушке. Хорошо, что она так и не проснулась. Кагоме постанывала во сне, и полудемон решил, что ей снился очередной кошмар – вроде контрольной по математике. Он окончательно убедился, что поступает правильно, и решительно тряхнул головой, продолжив сборы. К рюкзаку присоединились спальник и подушка - нужно будет привязать сверху. Так, что у нас еще?..
Ага!
Он вспомнил, как она любила все эти пахнущие пузырьки в ванной. Мыло и шампуни.
Инуяша сгреб все в охапку. Надолго не хватит, так что, рано или поздно, придется искать какую-нибудь замену. Он знал цветы с похожим ароматом - ничего, как-нибудь превратим их в столь любимое ею мыло.
Он вытащил из рюкзака пару упаковок лапши и заменил их пузырьками и баночками.
На столе возвышались стопки бумаги и несколько коробок карандашей – похоже, подарки для Шиппо. Инуяша перевел взгляд с рюкзака на карандаши и обратно.
И вытащил еще несколько упаковок лапши, запихав на их место карандаши.
У кровати стояла семейная фотография, и он решил, что Кагоме порадуется, если он прихватит и ее. Школьное фото ни к чему– зачем ей вспоминать о друзьях, оставшихся по эту сторону портала? Напоследок еще раз осмотрел комнату, проверяя, не забыл ли чего, потом привязал к рюкзаку спальник и подушку. Когда-нибудь она простит его. Если, конечно, не заусаживает до смерти.
- Пошли, Кагоме, - прошептал он, осторожно поднимая девушку.
Последний взгляд на комнату, Инуяша повернулся к окну. Он тоже будет скучать по ее дому - по вкусным запахам и ощущению покоя, которое дарил ему каждый визит сюда.
«Но, - напомнил он себе, - это всего лишь комната. Я построю для Кагоме новую».
Глубоко вздохнув, он попрощался с ее миром и семьей, шагнул к окну и приготовился прыгнуть.
- Инуяша?..
Он застыл.
Кагоме у него на руках потерла лицо и открыла заспанные глаза, в которых проступала растерянность. Инуяша сжался, не зная, то ли стиснуть ее покрепче и сигануть в колодец, пока до нее не дошло, что происходит, то ли отпустить и попробовать уговорить еще один - последний - раз по доброй воле вернуться в прошлое. А потом, пока она будет откисать в горячем источнике, разнести колодец.
- Ты долго не возвращалась. Вот я и решил заглянуть…
- Ты… пришел… за мной?
Она помотала головой, глядя на него так, словно видела впервые. Он ненавидел этот взгляд. Ненавидел. НЕНАВИДЕЛ! Понятно. Уговоры отменяются. Придется тащить насильно. Инуяша напружинился перед прыжком, но Кагоме вдруг ахнула и улыбнулась одной из тех улыбок, от которой заходилось сердце и намертво заклинивало мозги.
- ИНУЯША! – она обхватила его за шею и прижалась крепко-накрепко. – Ты пришел за мной!
- Кех. Сказал же, стерва.
Кагоме заплакала.
Он даже умыслить не мог, что в этом мире заставляло его чувствовать себя ничтожнее и бесполезнее, чем вид рыдающей Кагоме. Она лепетала какую-то ерунду, а он никак не мог связать предложения в единое целое и сообразить, о чем идет речь. А потом ухватил нужное слово. И понял, что это о НЕМ.
Зарычав, Инуяша поставил Кагоме на ноги и заметался по комнате, принюхиваясь в поисках следов чужака. Кагоме засмеялась сквозь слезы, но он не остановился.
Все на свете запахи забивал запах ее слез. Пришлось сильно постараться, чтобы отвлечься от него и вынюхать следы гостей. Утром в комнату заходила мать. Он проследил ее путь – от двери к шкафу, потом к тумбочке и обратно к двери. Еще здесь был брат – но совсем недолго, заглянул и убежал. Дедуля постоял на пороге, но внутрь не вошел. Вот и все. Больше никаких посторонних.
Решив довести расследование до конца, Инуяша спустился по лестнице, исследовал кухню и в гостиную. Ничего подозрительного.
- Мы вместе делали домашнюю работу за столом на кухне, а потом смотрели телевизор в гостиной, - объяснила Кагоме.
- Я не чую чужих, - Инуяша замотал головой и обернулся. Она не врала. Она искренне верила в то, что говорила. А еще ей было смертельно страшно.
- Может у тебя чуялка сломалась?
Инуяша на всякий случай потрогал нос.
- Ничего у меня не сломалось, дурища.
- Он был здесь! Я же знаю, что был! Спроси у мамы! Она нам печенья напекла...
Инуяша отвернулся, не желая видеть мольбу в карих глазах. Ее страх начал распространяться и на него - он уже начинал жалеть, что в доме не оказалось посторонних запахов – может, подтверждение чужого присутствия хоть немного бы ее утешило.
- Мы во всем разберемся, Кагоме, - пообещал он, опуская ладони ей на плечи и надеясь хоть так унять ее дрожь.
Утвердившись в правильности принятого решения, Инуяша сходил за рюкзаком. Если действовать быстро, он заберет Кагоме с собой, протащит через колодец до того, как она начнет задавать вопросы, а там - будь, что будет.
Но песья удача в тот день от демона отвернулась. Спустившись, он обнаружил, что Кагоме отправилась в ванную, категорически отказавшись выходить из дома в пижаме.
ПИЖАМА! Вот что он забыл. Пока Кагоме плескалась в ароматной пене, Инуяша вытащил из шкафа две пижамы, забил их в распухший рюкзак и поставил его у стены, мысленно моля всех духов, чтобы Кагоме не обратила внимание на готовые разойтись швы. Но именно необыкновенные размеры знакомого рюкзака и заставили ее замереть в дверях и потянуться к застежке. Инуяша мигом схватил рюкзак и закинул на плечо.
- Пошли. Опоздали уже, - сообщил он, взяв ее за руку и волоча за собой к колодцу.
- Опоздали? Куда?
Ответа она не дождалась. Демон молча подхватил ее и прыгнул в колодец. Кагоме окружило голубое сияние, и не успело оно померкнуть, как сверху донеслось истошное:
- Кагоме!
Шиппо кинулся ей на шею, не дав даже выбраться из колодца. Кагоме улыбнулась и приласкала лисенка.
- Ты быстро вернулась! – сообщил он.
- Быстро? – Кагоме покосилась на Инуяшу. – А я думала, мы опоздали.
Шиппо склонил голову и захлопал зелеными глазами.
- К чему опоздали? Ночь на дворе.
Кагоме выразительно взглянула на полудемона. Тот сосредоточенно изучал растительность под ногами.
- Леденцов принесла? – оживился Шиппо.
- Хмм… Не уверена, - протянула она, хитро поглядывая на лисенка, и дернула рюкзак за лямку. – Давай-ка проверим...
Но Инуяша рюкзак снимать отказался и широким шагом направился к деревне, прикрикнув, чтобы они тоже пошевеливались, потому как нечего тут болтаться с утра до вечера. Кагоме и Шиппо только переглянулись. По черному небу раскинулась широкая дорога Млечного Пути. Рассветом и не пахло. Синхронно пожав плечами, Кагоме и Шиппо пошли в деревню.
На подходе к хижине Каэдэ Инуяша услышал голоса Мироку и Санго. Обсуждали те Кагоме.
- Может, Кагоме-сама слишком много волнуется в последнее время. Утомленный разум иногда и не такое творит. Да и Инуяша ее совсем загонял.
- Возможно, - согласилась Санго. – Но что это мы сразу так переполошились? Может, Кагоме-чян просто видит хорошие сны? Она же в Инуяше души не чает, и ждет от него ласки и заботы, а он вместо этого только и знает, что ругаться и гадости говорить. Вот она и размечталась о том, кто будет похож на Инуяшу, но сможет ответить на ее чувства.
- То есть, из-за того, что настоящему Инуяше она не нужна, Кагоме-сама выдумала себе Инуяшу, который ее любит? – Мироку хмыкнул, подражая поставившему окончательный диагноз врачу. – Что же, вполне правдоподобно.
- Ну, и усталость свое берет. Когда голова так перегружена, что перестает соображать, она сама себе устраивает отдых.
Инуяша скрипнул зубами. Они что - во всем винили его?
Он уже собрался влететь в хижину и устроить скандалешник, когда заметил, что Кагоме уже нагнала его и стоит рядом. Хорошо еще, что у людей слух паршивый, а не то бы услышала она этот разговор и… че ж она опять рыдает? А-а, отлично: услышала.
Сбросив рюкзак с плеча, он подхватил Кагоме, закинул ее себе на спину, одновременно пинком направляя Шиппо в дверной проем – сопляк объяснит, что они вернулись и снова ушли. Инуяше сейчас лучше было с приятелями не встречаться. Он пребывал в полном бешенстве. Пришлось весь свой гнев вложить в бег, вот полудемон и несся по макушкам деревьев, пока не почувствовал, как вздрагивает за спиной Кагоме – то ли от плача, то ли от гнева. Но никак не мог набраться смелости остановиться и объясниться с ней.
Притормозил он только на милой, заросшей цветами полянке – чем не место для выяснения отношений. И исподтишка никто не подберется, и обстановка располагает к интеллигентному обсуждению подслушанного обмена мнениями. Инуяша спустил Кагоме на землю. Она тут же опустилась в траву, и он шлепнулся рядышком.
- Они думают, что я спятила.
Инуяша фыркнул.
- Ничего подобного.
- Думают… Я все слышала.
- Слушай, может мы с тобой разные разговоры подслушали? Потому что в моем слово «спятила» никто не произносил.
Кагоме повернулась к нему, и Инуяша заметил промелькнувшую благодарную улыбку.
- Слово не произносили. Но подразумевали.
- Фех.
Они помолчали.
- Он тебе правда больше нравится?
- Что?
Инуяша отвернулся, но держал уши востро - на случай, если кто попробует подобраться тишком-ладком. Было бы, к слову сказать, очень кстати, если бы на поляну влетел десяток демонов и прервал этот разговор.
- Другой Инуяша. Ты правда хочешь, чтобы я был таким, как он?
Когда она не ответила, он повернулся к ней и увидел огромные растерянные глаза. К добру или к худу? Инуяша так и не понял, и поэтому снова уставился в землю. Вот теперь ему до смерти нужна орда демонов. Черт, да даже Когу он бы сейчас обнял, как родного. Инуяша уже собрался буркнуть под нос какое-нибудь извинение, подобрать Кагоме и вернуться в деревню, когда почувствовал прикосновение ее руки. Тонкие пальцы погладили ладонь.
- Не хочу, чтобы ты менялся, Инуяша.
Он фыркнул.
- Похоже, я поторопился с выводами, когда сказал, что ты нормальная.
Кагоме рассмеялась и сжала его запястье.
- Дурачок, - вздохнула она.
Инуяша позволил ей переплести с ним пальцы. Такие теплые. Он посмотрел на них и осторожно погладил ее в ответ. У нее оказалась такая маленькая ручка. Совсем-совсем хрупкая. Как же ему ее защитить? Был бы всему виной демон, он бы его одними когтями порвал - располосовал так, что обратно не собрать. А получалось только сидеть и страдать от бессилия. И беспомощности.
- Ты не спятила, Кагоме, - сказал он, сам удивляясь, что верит собственным словам. – И я понимаю - ты не сочиняешь эти свои истории. С твоими снами творится что-то странное. Пока не знаю, что, но мы обязательно разберемся, - он снова сжал ее руку. – Обещаю.
Она ткнулась лбом в его плечо и закрыла глаза.
- Спасибо тебе.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
Форум » Общение » Творчество » [InuYasha] Надежды и сны [complete] (Персонажи: Инуяша, Кагоме...)
Страница 1 из 11
Поиск:


CheezaManga © 2008-2017
Дизайн от Naty специально для проекта CheezaManga

Хостинг от uCoz