Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  
Страница 1 из 11
Модератор форума: lybares 
Форум » Общение » Творчество » [InuYasha] Проклятый [uncomplete] (Персонажи: Инуяша, Ранма, Кагоме, Акане)
[InuYasha] Проклятый [uncomplete]
SiaraДата: Вторник, 07.10.2008, 19:58 | Сообщение # 1
Главная сволочь этого сайта...
Группа: Админ
Сообщений: 1088
Награды: 14
Репутация: 116
Статус: Ушел
Навание: Проклятый
Автор: Soa
Персонажи: Инуяша, Ранма, Кагоме, Акане...
Жанр: Action, Romance
Описание: Что случилось, если бы осколок камня душ превратил человека в полудемона в современном мире.
Состояние: перевод продолжается...


Совесть утеряна при рождении, комплект возврату не подлежит.
Мой психиатр сказал, что я не смогу покорить мир. Наивный раб...
 
SoaДата: Вторник, 07.10.2008, 19:58 | Сообщение # 2
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Пролог
Лорд-демон одиноко стоял на продуваемом ветрами холме, наблюдая, как возвращается поисковая партия, посланная им несколько дней назад. Он был мрачен, потому что их миссия была успешно выполнена и отступник был схвачен и доставлен живым, как и было приказано. С сердцем, тяжелым от печали, в которой он не мог позволить себе признаться, он повернулся и стал спускаться навстречу возвращающимся.
Пять дней назад они отбили эту территорию назад у непокорных кланов, долгая и кровавая битва была выиграна у подножия этих гор. Он сам вел свою армию в бой, и снова они заставили его отчаянно гордиться ими. Он был доволен, видя, как его лидерство и его тренировки начинают приносить свои плоды. Их потери были незначительны в сравнении с мятежниками. Но ему было горько оттого, что ещё не все потерянные жизни были посчитаны. Он встретился глазами с одним из своих лейтенантов прежде, чем тот отвернулся, уважая его чувства в этот миг.
Умани приветствовал своего господина, опустившись на одно колено и склонив голову, выразив свое уважение командующему согласно обычаям своего клана. Он не хотел встречаться взглядом со своим повелителем, поскольку знал, каким болезненным будет этот момент. Он хотел бы, чтобы его миссия не была успешной, но его господин знал, что делал, когда посылал своего лучшего следопыта на поиски изменника. — Мы доставили его живым, господин.
— Я вижу, — мягко заметил его повелитель. Умани служил ему много лет, наедине они могли отказаться от формальностей и разговаривать как двоюродные братья, которыми они и были. Он медленно встал, из уважения стараясь не встречаться глазами со своим генералом, самое меньшее, что он мог предложить тому, кого считал своим другом. Он чувствовал, что его господину будет спокойнее, если он продолжит доклад как подчиненный, и все же он не был уверен. И он точно знал, что его рапорт будет смертным приговором пленнику, неважно, какие слова будут сказаны.
— Повелитель, — начал он, стараясь, чтобы в его голосе не отразились его чувства. — Мы преследовали нашу цель два дня и две ночи, прежде чем настичь её. Он попытался ускользнуть от нас, разрушив два людских поселения с целью запутать следы. Я прошу прощения у моего повелителя, но я не могу назвать точное число жертв, поскольку не осталось не только никого живого, но и никого, кого можно было бы узнать. На третий день нам удалось напасть на его след. Как и предполагал мой повелитель, он пытался достичь своей территории прежде нас.
Умани замолчал, он понял, что не сможет говорить. Его господин настойчиво посмотрел на него. — Прошу тебя, Умани, продолжай.
Он сделал глубокий вдох, заставляя себя посмотреть правде в глаза. — Повелитель, изменник добрался до них раньше, чем мы смогли вмешаться. Весь клан Сутакаси был полностью вырезан. Мы не смогли помешать предателю убить всю его семью. Я…., я прошу прощения у моего повелителя, мы уже ничего не могли сделать.
Его господин отвернулся. — Ануки и её дети тоже… — пробормотал он. Позволив себе на краткий миг ощутить утрату, в следующий момент он повернулся к лейтенанту с невозмутимым выражением лица. Умани коротким жестом подозвал стройную демонессу по имени Розани, свою старшую кузину. Она подошла, держа в руках сверток. — Мой господин, мы прибыли вовремя, чтобы успеть спасти самого младшего из детей, должно быть, госпожа Ануки успела спрятать его, когда на них напали. Розани почувствовала его запах и вытащила его из развалин. У него несколько царапин, но он цел и здоров, благодаря острому нюху Розани.
— Я запомню тебя, — проговорил господин. Его взгляд остановился на демонессе, которая держала ребенка, и та уважительно склонила голову. Умани продолжил доклад. — Мы успели схватить изменника прежде, чем он успел покончить с собой, и доставили его на твой суд.
— Благодарю тебя, кузен, — его господин выказал ему большое уважение, отметив их родственную связь. Хотя его господин и не был его ближайшим родственником, Умани был готов последовать за ним даже в ад, столь сильную преданность вызывал повелитель. — У тебя была тяжелая миссия, я приказываю тебе и твоему отряду идти и отдохнуть. Мы тронемся, как стемнеет.
Умани прижал руку к груди и поклонился своему генералу. — Что делать с изменником, повелитель?
— Оставь его мне, — голос повелителя был холоден и тверд. Два могучих демона подошли, волоча за собой третьего. — На колени, червь, — прошипел один из них. Они бросили его на землю, и он лежал молча, хотя до того проклинал их всё время, пока они везли его к своему повелителю. Его длинные черные волосы были грязными и спутанными, его одежда была покрыта засохшими пятнами крови, как напоминаниями о смерти. Охрана удалилась, повинуясь резкому жесту Умани, дабы не слышать слов господина.
— Тебе есть что сказать? — теперь, когда солдаты не могли его услышать, голос повелителя перестал быть ровным, он стал грубым от наполнявших его эмоций.
Пленник уселся на колени. Он был одним из немногих ныне живущих, кто смел смотреть в глаза повелителя столь вызывающе. Его лицо носило следы жестоких побоев, воины Умани не слишком церемонились с пленником, пока везли его сюда, в руки правосудия. Он ухмыльнулся, обнажив остатки зубов в распухшем рту. — Мне нечего сказать Вам, Повелитель, — протянул он насмешливо, стараясь, чтобы короткая фраза прозвучала как вызов. Демон посмотрел на него. — Не надо было делать этого, Иноки. Какие бы ты преступления не совершил, ты же знал, что я не трону твою жену и твоих детей.
Иноки сплюнул на него. — Им лучше было умереть от моих когтей, чем жить благодаря твоему милосердию. Они хотя бы умерли достойно, а так росли бы, слыша все время, как великий господин пощадил их ничтожные жизни из своего… сострадания. — Он рассмеялся, но тут же закашлялся кровью, большая часть ребер была сломана. Он умер бы по пути сюда, если бы не был полудемоном.
— Ты предал меня из ненависти, я могу понять это. Но я думал, что достаточно тебя знаю, чтобы даже представить себе, что ты убьешь свою семью. Ануки заслуживала лучшего. Она тебя любила, будь ты проклят!
— Первым она полюбила тебя, и тебя она любила больше, — пробормотал Иноки. Он не мог без ужаса вспоминать лицо убитой жены, даже несмотря на волну ненависти, затопившей его, он продолжал помнить, как она умоляла его пощадить их детей.
— Она вышла замуж за тебя, не за меня, — рыкнул лорд-демон, его терпение иссякло. — И я был столь глуп, что был счастлив за вас обоих. Если бы я знал, на что ты способен, я бы перерезал тебе глотку в день твоей свадьбы! — С трудом он подавил свой собственный гнев. — Я мог бы извинить акт ярости, но ты не сможешь скрыть от меня своих намерений, Иноки. Почему ты предал меня мятежникам, что они предложили тебе, чего не предлагал я? Не я ли первый вставал на твою защиту, даже когда отец…
— Замолчи! — внезапно воскликнул Иноки. — Я был унижен каждый раз, когда ты защищал меня, я ненавидел каждый миг, когда ты вступал в бой за меня! Всегда здесь, всегда совершенный старший брат, который ухаживает за глупым щенком-полукровкой, которого следовало утопить сразу после рождения. Мятежники не приходили ко мне, я сам разыскал их. Я сказал им, что могу предоставить им великого генерала на долбаном блюдечке с золотой каемочкой, если они захотят. Для меня это было бы приемлемо, лишь бы хотя бы раз стереть это вечное выражение превосходства с твоего лица!
Его брат стоял над ним, позволяя ненависти своего младшего брата проноситься сквозь него подобно отравленному ветру. — Ты же знаешь, Иноки, что никогда я не думал о тебе иначе как о своем брате. И я знаю, как тяжело это для тебя — быть ханьйо.
— Ты ничего не знаешь об этом, брат, — лицо Иноки было угрюмым и искривленным ненавистью. — Ты ничего не знаешь об этом, потому не говори, что знаешь, какое это чувство — быть ханьйо. Это не тебе надо было жить, будучи твоим братом. Это не тебе приходилось слушать шепот придворных о том, как твоя жена унизила себя, родив детей полукровки. Это не тебе даже достался взгляд отца сквозь тебя, когда ты спрашивал его о чем-то. Нет, брат, все ЭТО было моим. Все, что я теперь хочу, это чтобы ты смотрел мне в лицо, когда будешь убивать меня, и знал, что тебе не удалось сделать из меня то, что ты хотел.
Лорд-демон вытянул из ножен катану, она пульсировала словно живая в его руках, сила расходилась волнами от её лезвия. Иноки смотрел на него отчаянно, оскалившись ожидая удар. Время встало вокруг них. Когда повелитель обнажил клинок, все опустили глаза, его солдаты, те, кто следовал за армией в обозе, и даже тот молодой щенок, которого взяли с собой ради тренировки. Он знал, что мог бы избавить себя от этого последнего действия, каждый из его солдат счастлив был бы, получив его приказ. Согласно обычаю, казнив собственноручно предателя, он уронил бы свое достоинство правителя и унизил бы себя как высокорожденного.
Но этот повелитель был другим. Не мог он позволить пролить кровь брата кому-то ниже себя, он, кто любил этого предателя и убийцу. Он взмахнул Тетсусайгой, меч опустился изящной дугой, срубив голову брата одним чистым ударом.
Инутайшо отвернулся от тела Иноки, он убрал катану в ножны, не остановившись, чтобы вытереть кровь брата с её лезвия. Страшно было смотреть на его лицо, темное как кровь, что пролилась на землю. Содрогнулись даже его ближайшие лейтенанты, когда прошел он мимо них. — Мой повелитель, — посмел спросить храбрейший из них.
— Сожгите проклятое тело.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
SoaДата: Вторник, 07.10.2008, 19:58 | Сообщение # 3
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 1
Кагоме Хигураши вертела головой, стараясь заглянуть себе за спину. Вытряхнув найденную пылинку из юбки своей новой школьной формы, оглядев себя и оставшись довольной увиденным, она поправила волосы и подняла ранец, лежавший у ее ног. Весело насвистывая, она спустилась по лестнице. — Пока, мам, я ушла в школу! — крикнула она матери, выходя за дверь.
Миссис Хигураши выбежала из дома, пытаясь перехватить дочь прежде, чем та выйдет из ворот храма. — Кагоме, подожди! Я приготовила для тебя ленч, — крикнула она, помахав дочери свертком. Кагоме кинулась назад к матери, поцеловала ее в щеку и забрала сверток. — Мам, не знаю, что бы я делала без тебя. Мать усмехнулась. — Полагаю, ты бы прекрасно справилась, посмотри, какая ты взрослая в этой униформе. Поверить не могу, что моя дочка уже учится в старшей школе!
Кагоме тоже не могла в это поверить. Ей пришлось весьма конкретно попотеть перед выпускными экзаменами, её успеваемость упала так низко, что она была в ужасе перед перспективой не быть принятой ни в одну из старших школ Токио. У всех её друзей было время, чтобы выполнять домашние задания и дополнительные работы, чтобы обеспечить себе максимальные оценки. Кагоме считала, что ей еще повезло проскрестись сквозь все ее экзамены. С её оценками, она должна была быть счастлива, если её примут хоть в какую-нибудь старшую школу в Японии. Она усмехнулась про себя, ей не удалось бы сдать даже выпускные экзамены, если бы её подруги не взялись за неё и не закопали её в учебниках. Эри устроила ей весьма едкую лекцию по поводу успеваемости.
«…Теперь я знаю, чем ты там болела, Кагоме-чан, но у тебя есть своё собственное будущее, о котором тебе стоило бы позаботиться, и ты должна сдать выпускные экзамены. Просто скажи своему герою-любовнику, что ему придется пожить какое-то время без тебя…»
О да, думала Кагоме, было бы неплохо объяснить это ИнуЯше. Она решила, что ей просто необходимо сделать перерыв со Средневековьем и попытаться отучиться хотя бы первую неделю в новой школе. В конце концов, начало учебы в новой школе — это весьма важно. Для неё было важно произвести о себе хорошее впечатление у преподавателей и одноклассников, и она заслужила себе эту несчастную неделю перерыва, чтобы устроить свои дела.
К сожалению, полудемон был с ней совсем не согласен. «…Целую неделю? НИФИГА!…»
Кагоме уже успела подготовить себя к такому ответу и знала, что в данном случае не может уступить. «…Можешь ты хоть раз меня выслушать?…» Меньше всего она хотела быть расстроенной очередной стычкой с ИнуЯшей за день до начала учебы в новой школе.
«Это очень важно для меня!»
— А охота на этого ублюдка Нараку для тебя не важна, так?
ИнуЯша смотрел на нее с негодованием, пытаясь загнать ее в угол одним из надежнейших аргументов. Но у Кагоме был уже слишком большой опыт борьбы с буйным темпераментом полудемона, чтобы дать возможность так легко себя запугать. Она глубоко вздохнула.
«Это не причина, ИнуЯша.»
— А что, по-твоему, будет долбаной причиной?» Он заорал так громко, что миролюбивые жители деревни Каэдэ кинулись прятаться в своих домах. Послышался слитный стук закрывающихся дверей, и из окон показались лица. Сражения между Кагоме-сама и бешеным ханьйо успели стать легендарными в этой деревне. Никто не хотел пропустить что-нибудь интересное, но было весьма разумно иметь возможность спрятаться, если спор обернется насилием.
Кагоме очень серьезно посмотрела на него. « Мне не нужно твое разрешение, чтобы вернуться домой! И ты не можешь мне помешать делать то, что я захочу! » Она была готова к этому моменту с тех пор, как приняла решение, вдобавок, именно в этот момент ее родные сидели на другой стороне Колодца-Костоглота, ожидая ее возвращения. Он почувствовал, что она готова убежать. «Кагоме,» предупреждающе начал он.
«Сидеть!» Кагоме развернулась на пятках и помчалась к колодцу. ИнуЯша был гораздо быстрее её, но ему требовалась секунда или две, чтобы прийти в себя после её заклинания. «Ты сучка!»
Задыхаясь, девушка рвалась сквозь лес, перепрыгивая валявшиеся бревна и низко растущие ветви. Месяцы охоты на демонов в Средневековье сделали Кагоме очень атлетичной, было немало иронии в том, что она почти завалила зачет по физкультуре по причине плохой посещаемости. Сжав зубы, она выскочила на лужайку Колодца-Костоглота. Видели бы меня бегущей вот так мои учителя физкультуры, они никогда не посмели бы завалить меня, думала она. Громкий треск позади уведомил ее, что ИнуЯша уже оправился от её «сидения» и ломился сквозь деревья, преследуя свою жертву. Кагоме взметнулась в летящем прыжке, падая в колодец с подогнутыми под себя ногами. «Сидеть!» крикнула она, перед тем как влететь в портал.
Кагоме поежилась. Последним звуком, который она услышала на той стороне, был треск от удара инуяшиной головы о край колодца как результат её заклинания. Боюсь, в этот раз он будет по-настоящему зол, вздохнула она про себя. — И почему он должен быть таким упрямым ослом? — громко спросила она.
— Мало того, что я трачу каждую свободную секунду на него, что я пожертвовала общением с собственной семьей и с моими друзьями, моим образованием, нет, всего этого ему недостаточно, — Кагоме не замечала, что идет все быстрее и быстрее, продолжая дуться на воинственные замашки ИнуЯши. — Я думаю, я заслужила хотя бы неделю перерыва.
Она знала, что он не понимает, чем для нее так важны все эти дела со старшей школой. Его это не просто не волновало, хуже, он считал, что это всего лишь еще одна её отговорка, чтобы не заниматься по-настоящему серьезными вещами. Вроде того, чтобы быть проклятым детектором осколков, обиженно думала она. Конечно же, остановить злобного урода вроде Нараку — вещь гораздо более важная, чем закончить старшую школу, но непохоже, чтобы у нее был другой вариант, кроме как привести в порядок свою успеваемость. Её мать не была счастлива результатами ее последнего семестра и ясно дала понять, что если она желает продолжать свою внеучебную активность, ей придется поправить успеваемость и, как минимум, не вылететь из школы.
— Он совсем меня не ценит! — воскликнула она внезапно. Старушка, которая шла следом за ней, неодобрительно посмотрела на нее. Кагоме вспыхнула и поспешила вперед, было бы не слишком хорошо опоздать в первый же день. В пакете, который прислали ей домой из новой школы, подчеркивалось, что особо не приветствуются нарушения, такие как опоздания. Кагоме надеялась, что ей удастся свести свое отсутствие к минимуму.
Впереди показались ворота старшей школы, и Кагоме ощутила слабое колотье в желудке. — Давай, девочка, — сказала она себе, — Ты сражалась с монстрами и демонами, у тебя нет причин бояться старшеклассников. В конце концов, они же обычные дети. Та сможешь с этим справиться. — И с этими словами она решительно прошагала сквозь ворота, над которыми развевался разноцветный плакат с надписью: «Добро пожаловать в старшую школу Фуринкан».
Акане Тэндо опаздывала. Вообще то она бежала достаточно быстро, ее выдохи повисали облачками пара в холодном утреннем воздухе. Ее школьная сумка захлопала по бедрам, стоило ей перейти на простой бег трусцой.
— Акане, подожди!
Она гневно сжала челюсти. — Черт бы тебя побрал, Ранма, из-за тебя я опаздываю в школу в первый же день! — раздраженная, она ускорилась опять, пытаясь увеличить дистанцию между ними.
Он все равно догнал ее, сердито глядя вниз со стены, по верхушке которой он бежал. — Это была случайность!
Она фыркнула. — То, что ты обычно говоришь. Ты хоть представляешь, сколько времени нужно девушке утром, чтобы собраться? Нет, не отвечай. Если бы ты не вылил тот чай прямо мне на платье…
— Все равно, это не повод, чтобы запинывать меня в пруд к рыбкам, — огрызнулся он. Ему едва хватило времени, чтобы вернуться в непроклятую форму и сменить одежду, к тому времени она уже выбежала из ворот дома без него. Акане замедлила свой бег, и он спрыгнул со стены, приземлившись сбоку от нее. — Тебе просто необходимо следить за своим бешеным характером, — начал он.
Она крутанула свою сумку изо всех сил. Сумка прожужжала прямо Ранме в лицо, но он с легкостью увернулся, уйдя за пределы досягаемости. — Ровно то, о чем я только что говорил, ты пытаешься заколотить меня за то, что я предложил тебе последить за своим темпераментом и перестать грузить всех вокруг.
Акане замерла. — Не всех вокруг, — прорычала она, — а только тебя, Ранма.
— Без разницы. — отмахнулся он. — Знаешь, тебе стоило бы попробовать быть чуточку милее.
— Мне стоило бы быть чуточку милее, после того как ты вылил чай на мою новую школьную форму, да? — заорала она. Несколько школьников, шедших неподалеку, вздрогнули и быстро перешли на другую сторону улицы. Бешеный нрав Акане являлся одной из нэримских достопримечательностей.
Ранма ткнул пальцем, указывая на часы, — Слушай, ты шумишь из-за ерунды. Времени еще вагон. — Акане хмуро покосилась на него, решив не спорить дальше, до него не дойдет, даже если начать вколачивать ему это в голову. Пройдя через ворота, она заметила толпу одноклассников, собравшихся возле стены. — Что это с ними? — вслух удивилась она.
— Ммм… — проговорил Ранма, пытаясь разглядеть что-нибудь поверх голов, — Наверняка, новая девчонка, и наверняка — красотка, судя по размеру толпы.
— Ну конечно, — раздраженно отметила она. — Прочь с дороги, — рявкнула она, пихая в спины и расталкивая по сторонам старшеклассников. — Бедной девушке от вас не продохнуть.
Красивая девушка с черными волосами была притиснута спиной к стене, прикрываясь своей сумкой как щитом. Она с благодарностью посмотрела на Акане, проломившуюся сквозь стену воздыхателей. — Отвалите, придурки.
— Кончай, Тэндо, — послышались разочарованные голоса. — Мы только пытались быть милыми.
Акане приняла защитную стойку. — Черта с два, вы ее до смерти напугали, отвратные извращенцы. — Она сжала кулаки, обводя взглядом собравшихся парней, каждый из которых старательно отводил глаза. Ей самой пришлось быть объектом подобного «внимания», и будь она проклята, если позволит преследовать так еще какую-либо девушку. — Ну, давайте, начинайте «проявлять заботу»!
Толпа начала рассасываться, до ушей Акане донеслось несколько грубых замечаний. Злющая девчонка уже была готова в полной мере продемонстрировать свою склонность к насильственным методам, но даже храбрейшие из старшеклассников Фуринкан не хотели устраивать разборки один-на-один с Акане Тэндо, а после иметь дело с Ранмой Саотомэ.
— Ты в порядке? — спросила Акане новую девушку. Та уже не выглядела испуганной, ее глаза весело блестели.
— Спасибо, все замечательно, — ответила девушка. — Ты ведь не собиралась драться со всеми этими парнями, правда?
— Почему бы нет? — ухмыльнулась Акане. — Я бы победила, и они об этом знали. Извини за первое плохое впечатление о нас. Большинство школьников Фуринкан — это славные ребята. Вот парни могут доставать.
Девушка рассмеялась. — Все нормально, меня так просто не напугать. Меня зовут Хигураши Кагоме.
— Тэндо Акане. Пойдем, я провожу тебя в регистрационный офис, нам по пути.
Кагоме улыбнулась. — Было бы неплохо. — Девушка с короткой стрижкой выглядела такой дружелюбной, особенно теперь, после того, как она разогнала комитет по торжественной встрече Кагоме. В последний раз такое было в логове волчьих демонов. Точно такие же ощущения, подумала она, содрогнувшись. Стоило ей только спросить симпатичного парня о том, как пройти в регистрационный офис, и она тут же обнаружила себя припертой к стене толпой обожателей, осыпающих её ворохом сомнительных комплиментов.
Она стала подниматься следом за своей новой знакомой по лестнице, ведущей ко входу в школу, и чуть не свалилась, изумленно глядя на высокого парня, приземлившегося прямо перед ними. Было похоже, что он перепрыгнул через их головы сразу с нижних ступеней. На Акане этот акробатический трюк не произвел никакого впечатления, более того, она даже отмахнулась от парня своей школьной сумкой. — Отстань, Ранма, я все еще зла на тебя.
Ранма с легкостью увернулся от этой типовой атаки. — Расстроилась, что не получилось выколотить пыль из тех парней? Я видел, как ты наехала на них, ты выглядела как сердитый пит-буль. Знаешь, такой мужественный сердитый пит-буль. — Она смерила его взглядом, от которого скисло бы свежее молоко. — Слушай, заткнись уж. Они уже знали, чем все кончится.
— Я не говорил, что не знали, — он усмехнулся, глядя на Кагоме. — Детка, не позволяй этим шутникам испортить тебе день. Просто им нечасто приходится знакомиться с нормальными человеческими девчонками, в основном они общаются с цыплятами-мачо, вроде Акане. — Выдав финальный залп, он крутанулся на пятках, взмахнув длинной косичкой, и удалился, напевая что-то себе под нос.
— Кто это был? — Кагоме была заинтригована. Акане продолжала шагать в сторону офиса, с хмурым лицом и красными ушами. Она взглянула на Кагоме. — Он наглый, самоуверенный сопляк, который думает, что он божий подарок для всех женщин, вот он кто.
Кагоме уставилась на подругу. Румянец растекался от ушей к щекам Акане. — Он твой, ммм…, приятель или что-то в этом роде?
— Нет! — Акане покраснела еще больше. — Он не приятель, все еще хуже. Он мой жених, но это не значит, что я должна быть от этого в восторге.
— Тебе не кажется, что вы слегка… молоды для помолвки?
Акане тряхнула своими короткими волосами. — Нуу…, это была безумная идея наших отцов — свести нас вместе. Мы постоянно деремся по этому поводу. Собственно, мы деремся по всякому поводу, но он бы не умер, если бы время от времени вел себя как порядочный человек.
Кагоме могла лишь посочувствовать. У нее самой был опыт попыток добиться понимания от некоего неуравновешенного полудемона. — Понимаю, что ты хочешь сказать. Неважно, как бы ты ни старалась, для них этого все равно недостаточно. Парни такие эгоисты!
— И высокомерные, тщеславные, — вставила Акане.
— И злобные, вечно ругаются и абсолютно незрелые, — закончила Кагоме. Девушки остановились и уставились друг на друга, после чего согнулись в приступе хихиканья. Акане вытерла слезы из глаз. — Слушай, Кагоме, ты начинаешь мне нравиться. Будем друзьями.
Кагоме решительно кивнула. — Будем!

Конец первой главы.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
AlexielДата: Вторник, 07.10.2008, 19:58 | Сообщение # 4
Бета
Группа: Проверенные
Сообщений: 335
Награды: 1
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 2
— Я кому сказал, отъ...сь!
Шиппо увернулся от камня, который просвистел в его направлении. Демон-лисёнок одновременно рисковал жизнью и испытывал свою удачу. — Кончай упираться и иди, скажи ей, что ты сожалеешь!
ИнуЯша свесился с ветви, на которой лежал, и злобно уставился на лиса. — МНЕ не о чем сожалеть!
— Зато нам есть о чем, — заметил подошедший Мироку, вставая рядом с Шиппо с усталым выражением лица. Он поднял голову, глянув прямо в разъяренное лицо ИнуЯши. — Каждый раз, когда Кагоме-сама отправляется домой, ты устраиваешь с ней настоящую битву, после чего доводишь нас, пока она отсутствует. Черт бы тебя побрал, нас уже тошнит от этого!
ИнуЯша с некоторым трудом соскользнул с дерева. — С чего это ты решил, что меня это волнует, а, монах? — Он уставился на них. Никому из них даже в голову не придет, что это Кагоме должна извиняться перед ним, ведь это он воткнулся со всего маху головой в стену колодца, спасибо этой мстительной сучке. — Если вы так соскучились по ней, идите за ней сами.
Подошла Санго, с бумерангом поверх плеча. — Поверь мне, если бы мы могли, мы давно бы отправились к ней. Всяко лучше, чем сидеть здесь и смотреть, как ты дуешься.
— Я не дуюсь!
Мироку потер затылок, чувствуя приближающийся приступ головной боли. — Хорошо, ты не дуешься. Ты просто носишься вокруг, ломаешь вещи, пугаешь жителей деревни; к тому моменту, когда Кагоме возвращается назад, ты успеваешь достать нас настолько, что мы уже готовы сами запихать тебя в этот колодец и не выпускать оттуда. Хочешь бегать вокруг, изображая злобного демона — замечательно, но держись, черти бы тебя побрали, подальше от деревни!
Мироку повернулся и отправился в сторону деревни, Санго и Шиппо явно собирались разразиться аплодисментами в его адрес. Шиппо удостоверился, что находится вне досягаемости хмурящегося ханьйо. — Я хотел сказать то же самое, — добавил он.
— Укуси мой зад, — пробормотал ИнуЯша, с легкостью запрыгивая обратно на дерево. — Извинюсь не раньше, чем ад замерзнет. Она хотела эту траханную неделю, она ее получит! И ни минутой больше.
— Исключительный выстрел, Хигураши! — восхитилась преподаватель физкультуры, подсчитывая попадания Кагоме. — Четкие десять из десяти. Где ты научилась так стрелять из лука?
— Ох, — она вспыхнула от похвалы, — набралась там и там, я вообще не умею стрелять, мне просто везет больше, чем другим.
— Да ладно, не скромничай, — Акане, ухмыльнувшись, ткнула подругу локтем в бок. — Фантастический выстрел, я бы хотела, чтобы ты научила меня.
Кагоме собралась ответить, но остановилась, услышав тягучий голос. — Осторожнее, тебя просит о помощи величайшая недотепа Японии. Сначала проверь свой страховой полис. — Ранма подошел уже после финального выстрела Кагоме. Он прикинул расстояние до последней мишени и присвистнул. — Вообще то, ты могла бы ее и поучить. Серьезно, где ты так выучилась стрелять?
— Я скажу тебе, но потом мне придется тебя убить, — замогильным голосом произнесла Кагоме. Она не и представляла, что неделя пролетит так быстро. Она очень быстро подружилась с Акане и даже привыкла к постоянным поддразниваниям Ранмы. В первый раз она была слегка шокирована, когда Акане прямо перед ней устроила выколачивание пыли из своего жениха. Тот уклонялся, хохоча, и Кагоме не заметила, чтобы он хоть немного обижался. Что касается Акане, то она ощетинивалась на каждую подколку Ранмы, но забывала о них буквально в следующий миг. И слава богу, решила Кагоме. Эти двое уже давно убили бы друг друга, живя под одной крышей, если хотя бы один из них затаил обиду на другого.
— Кагоме, так твоя мама разрешила тебе позаниматься у меня вечером? — Акане пригласила ее к себе домой на ужин. После ужина предполагались большие разборки с домашними заданиями. Поскольку у Кагоме было более чем достаточно предметов, по которым следовало бы подтянуть успеваемость, она согласилась. — Она оставила это на мое усмотрение, ее условие — мне нужно быть дома до полуночи.
— Вы, двое, вы собираетесь делать уроки в ночь на субботу? — уточнил Ранма. Он положил руки на плечи Акане и уставился на Кагоме поверх головы своей невесты. — Кагоме, пожалуйста, ты же не превратишься в законченного мутанта, вроде Акане. Ты должна бороться с этим!
Акане двинула ему локтем по ребрам. — Я не поняла, разве кто-то спрашивал твое мнение?
— Саотоме! — прогремел голос, заставляя всех повернуться на звук. На них смотрел высокий юноша в очках. — Ты в последний раз унижаешь меня на глазах у Шампу!
— Я, типа, сильно в этом сомневаюсь, — пробормотал Ранма, выходя навстречу сопернику. — Ну, Мусс, что принесло сюда твою задницу на этот раз?
— Всего лишь твое уничтожение, — прорычал парень. Он взметнулся в воздух, одна рука высоко поднята над головой. — Ощути вкус моего возмездия! — Что-то горящее и дымящееся вылетело из его рукава, устремившись по направлению к Ранме и девушкам.
Ранма подпрыгнул в воздух, чтобы перехватить атаку Мусса, но Кагоме была еще быстрей. Инстинкты взяли вверх, она молниеносно присела и выпрямилась уже с луком в руках. В мгновение ока она выстрелила, стрела просвистела и поразила летящую цель. Раздался взрыв, осколки разлетелись во все стороны, немалая часть угодила Муссу прямо в лицо, и он грохнулся на землю прямо перед Кагоме.
Ранма и Акане уставились на девушку, которая нервно спрятала лук у себя за спиной. — Э…, ну и… — она была ужасно смущена своей инстинктивной реакцией на опасность.
Ранма ногой перевернул Мусса. Идиот продолжал дышать, все его лицо было покрыто копотью. — Ты уверена, что все еще не хочешь рассказать нам, где ты ТАК выучилась стрелять из лука?
Был конец дня, улицы Нэримы были заполнены школьниками, направлявшимися домой. Кагоме чувствовала благодарность к Акане, за то, что та больше не поднимала вопрос о ее стрелковых навыках. Она все еще смущалась по поводу инцидента и очень хотела объясниться. Проблема была в том, с чего начать, ведь не станешь же говорить, что ты охотишься на демонов в свободное от учебы время, раздраженно думала она. Да уж, а неделя была замечательной.
— Вот мы и пришли, — весело заметила Акане. Она вошла внутрь, ведя Кагоме следом за собой. С кухни доносились чудесные ароматы. Акане рассмеялась, увидев выражение лица Кагоме. — Пойдем, познакомишься с моей семьей.
— Эй, Касуми, — позвала она, заглянув за угол. Кагоме прошла на кухню и увидела симпатичную девушку, помешивающую содержимое кастрюли на плите. Девушка поприветствовала их доброй улыбкой. — Акане, ты уже пришла. Кто твоя подруга?
— Хигураши Кагоме, — представилась она. Девушка вытерла руки о свой фартук и склонила голову. — Чудесно, что мы можем познакомиться с тобой, Кагоме. Акане не говорила ни о ком больше целую неделю. Я рада, что присоединишься к нам за ужином.
— Благодарю за приглашение, — вежливо ответила Кагоме. — Пахнет просто изумительно! — Акане взяла ее за руку. — Пойдем, до ужина я покажу тебе наш дом. Начнем с моей комнаты, заодно оставишь там свою сумку, пока не начнем заниматься.
— А это тренировочный зал, — сказала Акане, включая свет. Кагоме огляделась, это было простое большое помещение. — Никогда раньше не была в настоящем додзё.
Акане усмехнулась. — Я провела здесь немало времени. Я занимаюсь боевыми искусствами с тех пор, как начала ходить.
— Значит, ты должно быть неплохо владеешь ими, — заметила Кагоме, прогуливаясь по залу.
— Ну, я могу за себя постоять, — скромно ответила Акане. — Не хочешь разучить парочку приемов? Я думаю, каждой девушке следует знать, как защитить себя.
— Было бы неплохо, — согласилась Кагоме. В конце концов, это ее не убьет и даже может пригодиться в Средневековье. Девушки прошли в середину зала, и Акане продемонстрировала, как принять защитную стойку. — Отведи правую ногу немного назад, руки держи вот так. Вот, то, что нужно.
Оставив Кагоме стоять в этой позе, Акане обошла вокруг нее. — Теперь подними руки и просто блокируй мои удары. Не бойся, я не буду бить тебя по-настоящему, я просто хочу показать, как ставить блок, когда тебя кто-нибудь атакует.
— Вот так? — она заметила движение руки Акане, сблокировала его и попробовала скопировать.
— Здорово, у тебя это получилось само, — отметила Акане, легко блокируя неуверенную атаку Кагоме. — Ты схватываешь на лету.
— Все было бы проще, если бы у нее был нормальный учитель, — снисходительно заметил Ранма, глядевший на девушек, прислонившись к стене.
Акане развернулась и уставилась на него. — Отвали, Ранма. Мы заняты, не видишь? — Он пожал плечами. — Ладно, давай. Если хочешь научить Кагоме стилю «косорукий кабан», ты — самый подходящий препод.
Акане прыгнула на него, пытаясь достать пинком в голову. — Возьми свои слова назад! — Он расхохотался и с легкостью уклонился. — Да брось, Акане, даже ты можешь ударить сильнее. Непохоже, чтобы ты хотела меня достать.
Кагоме изумленно наблюдала, как ее подруга гоняла своего жениха по всему залу. Вааууу, да он реально крут, решила она. Ей доводилось видеть немало настоящих схваток, поэтому она могла оценить, что происходит. Акане вовсе не страдала «косорукостью», но было совершенно очевидно, что Ранма просто играет с ней, позволяя приблизиться, чтобы нанести удар, и увернуться в последний момент.
Лицо Акане покраснело от напряжения, на лбу выступил пот. — Просто свали отсюда! — рявкнула она. Она понимала, что Ранма не может не повыпендриваться перед Кагоме, и разумеется, ее саму это злило до осатанения. Акане снова атаковала, Ранма ушел изящным обратным кувырком и ухмыльнулся ей, приземлившись рядом с Кагоме.
— То, о чем я говорил, — заметил он, глядя на Кагоме с легкой усмешкой. — Акане очень сильна, но ей не хватает дисциплины, чтобы быть более техничной. Она дерется как цирковой медведь. Разве от девушек не ждут, чтобы они были хоть чуток изящнее?
— Я тебе покажу изящество! — зарычала Акане. Она снова атаковала, он с легкостью отскочил. Акане попыталась развернуться на ходу, но ее носок скользнул по гладкому полу додзё, ее опрокинуло, и она влетела головой прямо в Кагоме, которая крепко стукнулась о стену.
— Господи, ты в порядке? — встревожено спросил Ранма, помогая Кагоме подняться. Она покачала головой — в голове зашумело, похоже, она ею как следует ударилась. Ранма поддержал ее, ему показалось, что она упадет, если он ее отпустит.
— Прости меня! — кинулась к ней напуганная Акане. — Я не хотела тебя ударить. Пожалуйста, скажи, что ты в порядке.
— Все нормально, Акане, — она аккуратно убрала руку Ранмы со своего плеча. — Не беспокойся, я гораздо крепче, чем выгляжу.
— Интересно, — прокомментировал Ранма. — Вот Акане выглядит крепче, чем есть на самом деле.
Акане уставилась на него. — Ты еще не выполнил норму по неприятностям за день? — осведомилась она. — Ничего этого не случилось бы, если бы тебе не было нужно все время хвастаться.
— Я тебя не ронял, — огрызнулся Ранма. — Если бы ты не вела себя как мачо…
— Если бы ты не вел себя как самовлюбленный сопляк и не лез туда, куда не просят, ничего этого вообще бы не произошло! — заорала она, отпихивая его.
Его глаза гневно сощурились, она сощурилась в ответ. — Ты сама постоянно лезешь туда куда, тебя не просят! — рявкнул он.
— По какому поводу вы опять ругаетесь? — Соун Тэндо стоял в дверях со сложенными на груди руками, неодобрительно глядя на них. — Ранма, перестань драться с Акане. Вам следует научиться лучше обращаться друг с другом и прекратить эти постоянные ссоры.
Акане схватила Кагоме за руку и потащила из зала. — Все в порядке, папа. Мы уже уходим, в любом случае, в этой маленькой комнате недостаточно места, чтобы вместить эго Ранмы.
Соун отступил в сторону, пропуская свою разгневанную дочь. Ранма плюхнулся на пол и уселся, нахмурившись. Соун вздохнул, присаживаясь рядом. — Сынок, почему вы с ней постоянно ругаетесь?
— Я для этого даже пальцем не пошевелил, она сама это начала, — Соун скептически поднял бровь. — Хочешь сказать, что не провоцировал ее в этот раз?
Ранма вспыхнул. —Ну да, в этот раз это не только ее ошибка. — Он начал чувствовать себя неуютно, вспоминая произошедшее. Он оскорбил Акане, безжалостно издеваясь над ней прямо перед ее подругой. Она это не заслужила, думал он.
— Тебе стоило бы извиниться перед ней, — предложил Соун. Парень посмотрел на него, хмурясь еще больше. — Не похоже, чтобы она приняла мои извинения, — заметил он. — Скорее всего, она снова попытается врезать мне.
Соун похлопал парня по плечу. — Думаю, да, но тем не менее, она оценит этот жест. Подумай об этом, сынок. — Он поднялся и вышел из зала, оставив пристыженного Ранму сидеть на полу.
— Я опять выделывался, — пробормотал он. Не то чтобы он чувствовал что-то к Кагоме. Хотя она более чем милая. Нет, он просто ничего не мог с собой поделать. — Отличная работа, Ранма. Теперь они обе думают, что ты — задница. Что ж, хотя это и не поможет, но я извинюсь перед ними.
Он поднялся и направился к двери, но тут его внимание привлекла вспышка чего-то светящегося. Он наклонился, рассматривая кусочек стекла, застрявшего в полу додзё.
Этого здесь быть не должно, думал он. Он вытащил осколок, радуясь тому, что на него ещё никто не наступил и не порезался. Соун был фанатиком чистоты, и Ранма, являясь причиной многочисленных разрушений, должен был поддерживать порядок в додзё.
— Упс, прикольно. Я думал, это стекло. — Осколок в его ладони начал слабо светиться, мягко мерцая. Он был теплым на ощупь, и вроде бы пульсировал. Ранма покрутил его в пальцах, поднес к лицу, рассматривая поближе. — Что за черт?
Его пальцы сжались сами по себе, стискивая осколок. Приятное тепло заполнило ладонь и стало растекаться дальше по руке. Рука начала судорожно дергаться, ему никак не получалось разжать кулак, и ощущение тепла сменилось покалыванием, а потом и жжением. — Эй! — встревоженно воскликнул он. — В чем дело? — Внезапно его тело пронзила ослепляющая боль, он начал задыхаться, еще крепче сжимая кулак. Ранма рухнул на колени, слезы катились из глаз, он пытался сдержать крик, рвущийся из горла. Он забился в конвульсиях, чувствуя, как осколок в его ладони пульсирует подобно маленькому злобному сердцу. — Нет, — прошептал он, — я не хочу…
— А где Ранма? — поинтересовалась Касуми. Она закончила расставлять блюда на столе и только теперь заметила его отсутствие. — Непохоже на него опаздывать к ужину.
Скривившись, Акане тряхнула головой. — Наверняка, сидит в додзё и дуется. — Она взяла свою тарелку с рисом и начала есть. Набики усмехнулась, глядя на Кагоме. — Ранма дуется, пока остальные едят? Я бы сказала, звучит непохоже на него. Что устроила моя сестрица в этот раз?
Кагоме рассмеялась. Ей понравились обе сестры Акане, у Набики было едкое чувство юмора. Что касается самой Акане, то она выглядела все еще слегка расстроенной из-за стычки с Ранмой, но Кагоме уверила её, что чувствует себя прекрасно и нисколько не пострадала. Она начала есть, отметив, что еда на вкус столь же чудесна, что и на запах. Она уже представила себе тихий учебный вечер в компании Акане, как вдруг замерла, почувствовав покалывание в глубине живота. Странно, подумала она. Я никогда не чувствовала ничего подобного, кроме тех случаев, когда рядом оказывался осколок Камня Душ. Ощущение стало быстро усиливаться. Громкий треск, донесшийся снаружи, заставил всех замереть. Казалось, что-то огромное воткнулось в стену дома. Касуми быстро поднялась и подошла к окну. — О боже! Кажется, это в додзё!
Генма Саотомэ раздраженно отложил свои палочки для еды. — Черт бы побрал этого пацана, что он еще придумал? — Дом сотрясся от нового удара, Набики едва успела наклониться и схватить подпрыгнувшую чашку. — Он что, пытается развалить дом на части? — поинтересовалась она.
Генма и Соун к этому моменту уже встали и направились к двери. — Ранма! — заорал его отец, — Какого чёрта, ты думаешь, ты там делаешь? Выходи сейчас же!
Дикий крик прорезал воздух, закончившись нечеловеческим воем, от которого волосы у всех на затылке встали дыбом. — Это …. Ранма? — прошептала Акане, вскочившая с широко раскрытыми глазами. Сёстры Тэндо рванулись следом за отцом и Генмой, направляясь в додзё. Кагоме застыла на месте, услышав, как еще один ужасающий вопль прокатился эхом по дому. Что-то в этом крике показалось ей знакомым. — О нет, — пробормотала она, чувствуя, как быстро заколотилось сердце.
Она кинулась следом за сёстрами, остановившись в дверях тренировочного зала. Соун и Генма уже были внутри. Ранма стоял на коленях, с опущенной головой, волосы закрывали его лицо. Он тяжело дышал, его тело слегка подрагивало.
Генма был изумлен, обнаружив сына в одиночестве, он ожидал обнаружить еще одного врага, который приперся в додзё с целью вызвать пацана на поединок. — Парень, ты в порядке? — спросил, подходя к сыну, чтобы тронуть его за плечо.
Ранма подскочил, его тело изогнулось как у дикого зверя, когда он ударил своего отца с ослепительной скоростью. Генма крутанулся, с трудом избежав полновесного удара, и распластался на полу. Его спина была располосована острыми когтями, одежда висела клочьями. Он взвизгнул и попытался убраться подальше от своего сына, который начал смеяться.
Этот смех заставил Акане съежиться, это не был обычный, вызывающий смех Ранмы, нет, он звучал жестоко и холодно. — Что, старикан, не слишком шустрый, да? — прошипел он, атакуя своего отца. Акане съежилась еще больше, услышав треск ребер Генмы, ломающихся под ударами кулаков.
— Ранма! — закричала она. — Что ты делаешь?! — Он повернулся к ней спиной. Вновь расхохотавшись, он внезапно взметнулся в воздух и жестко пнул в лицо Соуна, застав того врасплох. Старший Тэндо воткнулся в стену додзё и сполз на пол. — Папа! — заверещала Акане, метнувшись к отцу.
Ранма перехватил ее, и она впервые смогла рассмотреть его лицо как следует. Его глаза светились багровым, и когда он улыбнулся, она увидела ухмылку, наполненную большими и острыми клыками. Его щеки были помечены кроваво-красными полосами. Его руки показались ей жесткими и шероховатыми, когда он схватил ее за кисть. — Отпусти меня! — закричала Акане, вырываясь.
— Конечно, — прорычал он. Отведя руку назад, он хлестнул ее по лицу с такой силой, что она отлетела к стене и осталась там лежать без сознания, с разбитыми губами. Касуми вскрикнула и вцепилась в Набики, не давая кинуться к демону. — Ранма, ты ублюдок! Что с тобой случилось? — заорала Набики.
— На твоем месте я бы беспокоился о том, что случится с тобой, — ответил он, направляясь к девушкам со злобной ухмылкой.
— Достаточно, — холодно произнесла Кагоме. Она тихо прошла, встав между сестрами и распоясавшимся демоном. — Если хочешь обидеть их, тебе придется пройти через меня. — Она не знала, как такое могло случиться, но ослепшего от ярости демона ни с кем не перепутаешь.
Демон вновь разразился издевательским смехом. — Пройти сквозь тебя, с удовольствием сделаю это, — он подошел к ней с жутковатой ухмылкой. Схватив ее за руки, он приподнял ее над полом. — Это будет главное развлечение дня, — прорычал он.
— Ранма, нет! — выдохнул Генма, лежа на полу. Его спина была разодрана, у него не было сил встать и защитить беспомощную девушку. — Ранма, если что не так, мы со всем разберемся, только не трогай девочек!
Надеюсь, это сработает, подумала Кагоме, когда Ранма поднес ее к себе поближе. Со стрелой это получилось. Она подняла руку с палочкой для еды, отчаянно сосредоточилась и ткнула демона в грудь. — Ух? — удивился Ранма, глядя вниз.
Конец палочки полыхнул бело-голубым, и уже Ранма воткнулся в стену, пролетев через весь зал. От столкновения стена пошла трещинами, но Ранма удара не ощутил, будучи уже без сознания от пурификации. Он распластался на полу, лицом к Акане.
Касуми и Набики бросились помогать Соуну и Акане. Кагоме поднялась, поморщившись от боли в коленях, на которые она упала. Слегка прихрамывая, она подошла к Ранме. Осторожно перевернув его, она стала изучать странные метки у него на лице. Раздвинув волосы, она обнаружила весьма демонически выглядевшие уши. С его лица ушло выражение дикого ликования, он выглядел юным и ранимым. — Прости, — прошептала она, — у меня не было выбора.
Генма с трудом перекатился на бок и посмотрел в лицо сына. Кагоме оглянулась и увидела недоумение в его глазах. — Это первый раз, когда он трансформировался? — спросила она.
Генма медленно кивнул. — С Ранмой случалось много всякого, но такое — в первый раз. — Его дыхание было прерывистым, он выглядел старым и усталым. — Что за чертовщина с ним приключилась?
Кагоме огляделась вокруг, разыскивая ЭТО. Слабое свечение пробивалось из угла зала. Кагоме подошла и подобрала осколок Камня. — Должно быть, я уронила его, — пробормотала она. Осколок ярко полыхнул, вновь очищенный ее прикосновением.
Касуми помогла подняться Соуну на ноги, и вместе они подошли к Кагоме, глядя на светящийся осколок в ее руке. — Эта мелочь свела Ранму с ума? — недоумённо спросил Соун.
Кагоме положила осколок к себе в карман и вздохнула. — Может быть, — тихо произнесла она. — Вообще то осколок только реагирует на присутствие йоуки, демонической энергии. Могу только предположить, что он пробудил её в Ранме. Простите, я не знала, что он демон.
— Ранма кто?!!! — воскликнула Касуми. Соун гневно посмотрел на Генму. — Саотомэ, как ты мог хранить это в секрете от нас! Демон, живущий под одной крышей с моими дочерьми, и ты даже не предупредил нас!
Генма отшатнулся, скривившись от ран. — Я не знал, — сказал он. Он выглядел таким же шокированным и напуганным. — С ним никогда не бывало такого прежде. Я даже не представляю, как такое могло случиться!
— Думаю, я могу помочь тебе объяснить это, — мягко произнес женский голос.


Слабый пол сильнее сильного из-за слабости сильного к слабому.
 
AlexielДата: Вторник, 07.10.2008, 19:58 | Сообщение # 5
Бета
Группа: Проверенные
Сообщений: 335
Награды: 1
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 3
Нодока Саотомэ прошла в тренировочный зал с мрачным выражением на обычно невозмутимом лице. Игнорируя своего пораженного супруга, она подошла и склонилась над сыном. — Ох, мой бедный Ранма, — пробормотала она, убирая прядь волос с его лица. — Прости, что такое случилось с тобой.
Она посмотрела на Акане, лежавшую без сознания. Набики сидела на полу, пристроив голову Акане у себя на коленях. — Она серьезно ранена?
Набики покачала головой. — Не думаю, Саотомэ-сан. Просто потеряла сознание. Ей ещё повезло, он ударил ее так, что мог бы сломать ей шею.
Нодока тяжело вздохнула. — Ей очень повезло, Набики. Он мог с легкостью убить её. Я так сожалею, что причинила такие неприятности. — Слабо улыбнувшись, она повернулась к своему мужу. — Полагаю, от меня ждут объяснений, но все по порядку. Сначала разберемся с самыми важными вещами, здесь найдется длинная крепкая веревка? Если, очнувшись, он все еще будет в ярости, у нас будут сложности с тем, чтобы успокоить его опять.
Касуми поднялась и вышла, быстро вернувшись с веревкой. — Это нужно сделать сейчас, — сказала Нодока. Она принялась связывать Ранме руки и ноги. — Надеюсь, когда он очнется, он будет в состоянии разговаривать. Эта веревка не удержит его надолго, если он решит освободиться.
— Когда он очнется, он останется…. в таком виде? — тихо спросила Касуми. Вместе с веревкой она принесла аптечку и сейчас занималась тем, что обрабатывала раны Генмы. — Вам необходимо срочно отправиться в больницу, мистер Саотомэ, по-моему, у вас сломано несколько ребер.
Лицо Генмы было невозмутимым, хотя раны были глубокими и, должно быть, сильно болели. Он проигнорировал замечание Касуми. — Нодока, — произнес он, — ты ничего не хотела бы нам рассказать?
Нодока закончила связывать своего сына и села на пол, положив его голову себе на колени. Она слегка покраснела. — Я не уверена, с чего начать, — ответила она сдержанным тоном. — Насколько я знаю, Ранма был первым в нашем клане, кто родился с фамильным проклятьем.
— Ещё одно проклятье? — Соун приложил пакет со льдом к голове. Пинок Ранмы послал его лицом прямо в стену, и сейчас он сидел с ушибленными глазами. — Разве у парня их еще недостаточно? — Нодока ответила отцу Акане строгим взглядом. — Они не имеют ничего общего, — твердо произнесла она. — Я не знаю, когда и как это началось, но, по словам моего отца, предполагалось наличие демонической крови в нашем роду. Когда я была моложе, чем Ранма сейчас, отец и дедушка проверили меня с помощью каких-то тестов, чтобы убедиться в том, что я сама не несу в себе проклятье. Все, что я могу вспомнить, так это поездку в какой-то старый храм в глубине леса и очень старую священницу, которая дала выпить мне странный сладкий чай. Я проснулась, когда мы уже ехали домой. Я спросила его, к чему был этот визит, но он ответил, что я еще слишком мала, чтобы беспокоиться о таких вещах.
— Много позже, когда я уже была замужем за Генмой, мой отец рассказал мне всю историю. Я позвонила ему с радостной вестью о своей беременности, и он попросил меня приехать к нему. Одной, без супруга.
— Я никогда не нравился твоему отцу, — проворчал Генма. Нодока отмахнулась, — Это не так, дорогой. Ты нравился ему, как человек. Просто он считал тебя глупым и лживым.
Она продолжила, игнорируя взгляды, которыми обменялись Тэндо. — В любом случае, ему пришлось по душе, что я вышла замуж за адепта боевых искусств. По его мнению, было важно, чтобы наши дети получили тренировку, на тот случай, если демоническая кровь когда-нибудь проявится. Это было одной из причин, по которой я позволила тебе забрать Ранму. Это разбило мне сердце, но я знала, что однажды эта тренировка может ему понадобиться.
Акане застонала, привлекая к себе общее внимание. Она уселась, осторожно придерживая голову. — Что случилось? Я чувствую себя просто ужасно. — Она огляделась, только сейчас заметив перебинтованных Соуна и Генму, а также тщательно связанного Ранму, лежащего рядом с Нодокой. Её глаза наполнились слезами. — Он атаковал меня, — прошептала она и начала всхлипывать, уткнувшись в ладони.
Нодока подошла к ней и положила ладонь на плечо. — Прости, Акане. Я знаю, что Ранма никогда не захотел бы ранить тебя, он просто не смог справиться с тем, что произошло. Пожалуйста, поверь мне.
Она снова посмотрела на Генму и Соуна. — Если верить моему отцу, несколько наших предков, один или два, были не совсем людьми. Несколько больше, чем просто людьми, как он выразился. Он также сказал мне о том, что проклятье не проявлялось на протяжении многих поколений. До сегодняшнего дня я думала, что и нам в этом повезло.
Акане перестала плакать и внимательно всмотрелась в лицо Ранмы. Он выглядел как всегда, вот только уши заострились. Метки на лице не выглядели отталкивающими. Она наклонилась и робко приоткрыла ему рот. Вид острых клыков заставил её содрогнуться. — Не понимаю, — пробормотала она, глядя на Нодоку. — Если он остался Ранмой, почему же он тогда атаковал папу и мистера Саотомэ? Он казался таким жестоким и злобным, его было просто не узнать
— Он просто не знал, кто он, — печально произнесла Кагоме. Ей стало не по себе, когда глаза всех присутствующих в зале повернулись к ней. Если бы я не таскала с собой повсюду этот проклятый осколок, ничего бы подобного не случилось, ругала она себя. Нодока задумчиво посмотрела на неё. — Моя дорогая, я не уверена, что мы знакомы.
— Я… я — Кагоме, — запинаясь, ответила она, разглядывая носки своих туфель. — Простите, я никому не хотела причинять неприятности.
Касуми почувствовала, что девушка ужасно расстроена, оказавшись в центре семейного кризиса. Она успокаивающе обняла её за плечи. — Это не твоя вина, Кагоме. Откуда ты узнала, как остановить его?
Нодока выглядела удивленной. Она пришла к тому времени, когда Ранма уже был без сознания. — Эта девочка смогла остановить моего Ранму?
Акане поднялась на ноги. Глядя на царапины на лице подруги, Кагоме почувствовала себя ещё хуже. — Да, Кагоме, как тебе это удалось?
Кагоме глубоко вздохнула. — Ну, скажем так, я была уверена, если это сработало на одном демоне, то должно сработать и на другом. Я только надеялась, что смогу не слишком сильно ранить его.
— Эй, что за дела? Зачем меня связали? — Ранма очнулся и с недоумением смотрел по сторонам, обнаружив себя спутанным по рукам и ногам. Он начал вертеться, пытаясь освободиться, Нодока погладила его по голове, успокаивая его. — Мам? Когда ты успела прийти?
Она улыбнулась ему. — Я вернулась раньше, чем рассчитывала, я так рада видеть тебя, — ответила она. Неожиданно слезы покатились из её глаз. — Я так боялась, что когда ты очнешься, ты больше не будешь моим сыном.
— Ха..? О чем ты? — он уставился на свою мать, затем заметил лицо Акане. Его глаза потемнели. — Кто тебя ударил? — резко спросил он, пытаясь разорвать веревки.
Нодока аккуратно опустила сына на пол. — Ты ударил её, Ранма, — ответила она, начиная распутывать узлы. — Ты ударил также и Соуна, и своего отца, разве ты не помнишь?
— Я … что?!!! — Ранма был ошарашен. — Папаши определенно заслужили это, но я никогда не бил девчонок! — он почувствовал себя глубоко уязвленным, обнаружив, что его мать считает его способным пасть так низко.
Нодока и Акане вопросительно посмотрели на Кагоме. — Он действительно ничего не помнит, — ответила она, думая о бешенстве ИнуЯши. Он рассказывал ей, что ничего не помнит о том, как расправился с теми бандитами. Вообще то он также сказал, что его это нисколько не беспокоит, но она знала, что боится своей неконтролируемой ярости.
— Не помню о чём? — Ранма избавился от веревки и поднялся на ноги. Оглядевшись по сторонам, он обнаружил, что все смотрят на него, как на какого-то циркового урода, который собирается исполнить какой-нибудь трюк. — Куда это вы все так смотрите? — поинтересовался он.
— Может быть, тебе стоило бы взглянуть в зеркало, — заметила Набики сухим голосом.
Ранма подошел к столу, взял в руки чашку чая, посмотрел на свое отражение и скривился. — Еще одно проклятье. Твою мать, вот ведь повезло так повезло.
— Ранма! — Нодока неодобрительно посмотрела на него, недовольная его выбором слов. Он понурил голову. — Извини, — пробормотал он, чувствуя себя униженным. — Нет, вы только посмотрите на меня! Я выгляжу как урод какой-то!
— Типично, — ухмыльнулась Набики. — Ранма беспокоится в первую очередь о своей внешности. Он резко повернулся к ней, и, к его удивлению, всегда невозмутимая Набики отшатнулась от него. Собственно, это сделали все присутствующие, за исключением Кагоме.
— Ты их пугаешь, — пробормотала она. — Зубы, помнишь. — До него дошло, что он оскалил на них свои клыки, и он быстро прикрыл рот ладонью. — Я не смогу пойти в школу в таком виде. Народ, увидев меня, начнет орать и разбегаться.
Кагоме склонила голову набок, опершись на ладонь. — Знаешь, Ранма, а ты неплохо выглядишь. Я видела и похуже. Ой, вот только не надо на меня так смотреть, — раздраженно заметила она.
— И что, меня так на всю жизнь перекосило? — накинулся он на нее. По многим причинам, Кагоме даже в малейшей степени не выглядела испуганной его внешним видом.
— Откуда я знаю! — рявкнула она в ответ. — Это же не мое фамильное проклятье!
— Ага, но мне почему то кажется, что ты много знаешь о демонах, — прорычал он. Щеки Кагоме залил румянец. — Это сложно объяснить, — пробормотала она под нос.
Вскочив на ноги, он помахал когтистой рукой у нее перед лицом. — А это не сложно, да?! Теперь у меня есть клыки и когти, и я вою на луну! Дальше что, отращу хвост или еще что-нибудь?!!!
Она нервно сглотнула. — Может быть. Я же не знаю, что ты за демон. — Ранма побелел и хлопнулся обратно на пол, закрыв лицо руками. — Скажи, что ты шутишь, — простонал он.
Кагоме снова затопило чувство вины. Она решила сказать ему правду. — Ранма, тебе не стоит волноваться о том, как ты выглядишь. Тебе стоит волноваться о том, что ты можешь сделать. Сегодня никто не погиб, но я не знаю, повезет ли тебе так снова. В следующий раз все может быть гораздо хуже, даже я могу оказаться не в состоянии не дать тебе совершить что-нибудь, о чем ты позже пожалеешь.
У Акане перехватило дыхание. — Ты хочешь сказать, что его безумие может вернуться?!
Кагоме кивнула. — И я не знаю, как с этим справиться. Это может быть очень опасно, большая часть демонов — это просто ужас, — она вспомнила о Нараку и содрогнулась. Если бешенство захлестнет его снова, Ранма с легкостью поубивает всех в доме, а потом возьмется за соседей. Мне необходимо забрать его отсюда куда-нибудь, решила она.
— Я знаю людей, которые могли бы помочь тебе, — мягко сказала она, разглядывая свои руки. Санго и Мироку определенно знают о демонах гораздо больше, чем она, даже Каэде могла бы предложить Ранме что-нибудь, чтобы контролировать себя. Да, Эпоха Войн в данном случае была бы более безопасной… для тех, кто останется здесь. А там Ранма никому особенно не бросался бы в глаза.
Ранма продолжал изучать свои когти. — Я так думаю, что у меня нет особого выбора, — заметил он. — И где эти люди, далеко отсюда?
— Думаю, можно и так сказать, — ответила она, оглядываясь по сторонам. Сестры Тэндо и мать Ранмы смотрели на нее настороженно. — Простите, я не могу рассказать вам больше, — смущенно произнесла она.
Она заставила себя посмотреть в лицо Нодоке. — Если Ранма пойдет со мной, я не смогу сказать вам, куда мы отправимся. Я также не смогу сказать, когда мы вернемся назад. — Кагоме склонила голову, она чувствовала себя виноватой в том, что Камень Душ устроил для этой семьи. Глаза защипало, и она заморгала, борясь с подступившими слезами.
— Эй, — Акане подошла и обняла её за плечи, — Кагоме, не плачь. Ты же не виновата, ты пыталась помочь. Если бы тебя здесь не оказалось, еще неизвестно, чем бы все кончилось.
Ранма подошел и уселся рядом с ней. — Перестань, это же мое идиотское проклятье, себя то зачем ругать. Если ты знаешь кого-то, кто может помочь, это уже хорошо. Я приму любую помощь.
Кагоме слабо улыбнулась, продолжая злиться на себя. — Значит ли это, что ты пойдешь со мной? Сразу предупреждаю, это будет непросто.
Он хмыкнул и покачал головой. — Моя жизнь никогда не была простой, я к этому давно привык. — Он потянулся и потрогал одно из своих заостренных ушей. — Слушай, ты точно знаешь, что эти твои друзья не начнут визжать от страха, когда увидят меня?
— Я тоже иду, — твердо сказала Акане.
Ранма уставился на нее. — Ну нет уж, ты никуда не пойдешь! Ты не слышала, что сказала Кагоме? Там опасно, меньше всего мне надо, что следом за мной тащилась девчонка.
— Меня не волнует, — ответила она, скрестив руки на груди. Она посмотрела на свою семью. — Кто-то же должен за ним присматривать, думаю, с этим я как-нибудь справлюсь. И я ничего не боюсь.
— Акане, — произнес ее отец, входя в комнату. Он и Касуми только что вернулись из больницу, куда отвозили раненого Генму. — Я не могу позволить тебе сопровождать Ранму, это слишком опасно для тебя.
Она посмотрела на отца. — Не в этот раз, папа. Я отправляюсь с Ранмой. Ты всю жизнь тренировал меня, чтобы я могла позаботиться о себе сама, и ты знаешь, что я могу. Я знаю, что это опасно, достаточно вспомнить, что уже произошло. Но я не могу оставить Ранму справляться с этим в одиночестве. Даже если он не желает, чтобы я была рядом, я все равно буду.
Ранма вспыхнул. — Это не потому, что я не хочу видеть тебя рядом, — пробормотал он. — Я просто не хочу, чтобы ты опять пострадала.
— Я знаю. Но я хочу рискнуть, позволь мне это. Случись со мной что-нибудь подобное, отпустил бы ты меня одну?
Он не ответил, он просто сидел и смотрел на свои когти. Так странно, они выглядели абсолютно естественно. Такое ощущение, что он всегда знал, что они есть, где-то там, внутри. Вот клыки, это да, у него до сих пор болел рот, и он уже успел пару раз укусить себе язык. — Я согласен, — наконец ответил он. — Только пообещай, что убежишь подальше, если у меня опять откажут тормоза, или что-нибудь в этом роде. Не думаю, что я смогу с этим справиться.
Акане улыбнулась, ее лицо посветлело. — Ты справишься.
Санго лежала на земле, прикрывшись толстым слоем листьев. Она ткнула кицуне в бок. — Что он там делает? — шепотом поинтересовалась она.
— Он просто ходит там кругами, — обернувшись, ответил Шиппо. — Что-то бормочет про себя. Не могу разобрать, что именно, но готов спорить, что-то по-настоящему грубое.
— Уверен, что ты выиграешь, — сказал Мироку, присаживаясь позади них. Санго дернулась, этот монах мог двигаться совершенно бесшумно, когда хотел этого. — Я думала, ты не придешь, — заметила она.
Он ухмыльнулся, укладываясь на листья между ней и Шиппо. — Я не смог удержаться, я так же плох, как и вы двое.
— Шшшшш, он тебя услышит, — предупредил Шиппо. Они подползли поближе, чтобы видеть все как следует.
Последняя неделя была тяжелой. С тех пор, как Мироку сообщил ИнуЯше, что тот раздражает и пугает жителей деревни, ханьйо стал более сдержанным. Теперь, когда он приходил в деревню, он выглядел мрачным и потерянным. Шиппо даже стал чувствовать к нему что-то вроде жалости и решил подразнить его, чтобы поднять настроение. ИнуЯша действительно взбодрился, по-видимому, он успел соскучиться по хорошей охоте. Кончилось тем, что Шиппо заплатил свою цену и обзавелся новыми синяками и шишками. Кагоме будет в ярости, когда вернется, думал Шиппо. Но, зная ИнуЯшу, можно считать, что он еще легко отделался.
Если он продолжит в том же духе, он протопчет траншею, — пробормотал Мироку. ИнуЯша продолжал тихо ругаться и кружить вокруг колодца, изредка косясь на него.
Внезапно он остановился и уставился на колодец. — Сучка! — заорал он. — В этот раз я за тобой не пойду, и я не буду больше тут сидеть и дожидаться тебя. Твою мать, меня не волнует, вернешься ты или нет, по мне, так чтоб ты в ад провалилась!
— Ну уж нет, — заявил Мироку, выскакивая из лесу. ИнуЯша подпрыгнул, монах направлялся к нему с решительным выражением лица. Следом шли Санго и Шиппо, ИнуЯша разъяренно уставился на них. — Вы, трое, вы опять шпионили за мной?!!!
— И что с того! — возмущенно ответила Санго. — Самое время тебе перестать вести себя, как ребенок, и просто отправиться за Кагоме.
— Заставь меня! —огрызнулся ИнуЯша, вызывающе поворачиваясь к ним спиной. — Я хотел бы посмотреть, как вы попробуете это, вы, скопище трусов!
Хрясь! Мироку огрел ханьйо своим посохом, в тот же миг Санго двинула его бумерангом по ногам. ИнуЯша рухнул на край колодца, Санго и Мироку тут же подскочили и закинули ошеломленного полудемона внутрь.
— И передай от меня привет Кагоме-чан! — крикнул восхищенный Шиппо.
Санго заглянула в колодец. Для нее это было чем-то восхитительным, то, что на другой стороне колодца находился совершенно иной мир, и только ИнуЯша и Кагоме могут пересекать границу. Ухмыляясь, она облокотилась на край. Возмущенного ханьйо уже и след простыл. — Как думаете, нам стоит подождать их здесь?
Мироку улыбнулся, Санго явно о чем-то задумалась, а следовательно…. Он склонился над колодцем рядом с ней и небрежно скользнул по её спине рукой, обнимая ее. — Знаешь, я мог бы придумать для нас занятие, пока мы их дожидаемся.
Девушка схватила монаха за рясу и швырнула его в колодец. Шиппо услышал глухой удар и вопль, когда Мироку достиг дна. — Можешь дожидаться ИнуЯшу прямо там, — довольно заметила Санго. — Мы с Шиппо отправляемся в деревню.
Мироку начал карабкаться, выбираясь из колодца. — Похоже, я просто вышел за рамки хорошего вкуса. — Монах ухмыльнулся. — Санго, дорогая, в этот раз было больнее, чем обычно.


Слабый пол сильнее сильного из-за слабости сильного к слабому.
 
AlexielДата: Вторник, 07.10.2008, 19:58 | Сообщение # 6
Бета
Группа: Проверенные
Сообщений: 335
Награды: 1
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 4
- Возьмите с собой как можно больше одежды на смену, - сказала Кагоме. – Не стоит беспокоиться о том, что ее слишком много, вы еще удивитесь тому, как быстро она заканчивается.
Акане и Ранма упаковывали свои рюкзаки для долгого похода. – Черт, как ты думаешь, Акане, куда она нас тащит? – шепотом поинтересовался Ранма. Девушка пожала плечами. – Почему ты спрашиваешь об этом меня?
Был уже поздний вечер, когда они наконец отправились домой к Кагоме. Девушка продолжала бормотать на ходу. – Проклятье, мне нужно прихватить с собой побольше средств первой помощи, особенно этот крем от ожогов, он просто необходим. Надеюсь, мама уже купила средство от комаров, в это время года они просто монстры какие-то.
Ранма тряхнул головой. – Если бы она хоть чуть-чуть намекнула. – Они двигались быстрым шагом, Кагоме надеялась успеть домой к полуночи. Улыбнувшись, она оглянулась на своих друзей. – Все в порядке, моя мама привыкла к тому, что я занимаюсь странными вещами. Мы проведем ночь в моем доме, а отправимся на рассвете. В любом случае, я сказала им, что вернусь через неделю, так что они уже ждут меня.
- А кто тебя ждет? – поинтересовалась Акане. Кагоме не ответила, продолжая бормотать про себя. – Я так думаю, что Ранме лучше спать в комнате Соты, тот не станет орать и бегать с воплями, обнаружив в своей спальне демона. Охохох, надеюсь, что дедушка уже будет спать к тому времени, когда мы придем. Я не хочу караулить его всю ночь, чтобы не дать ему исполнить над Ранмой какой-нибудь экзорцизм.
- Экзорцизм?!!! – содрогнулся Ранма, ему совсем не улыбалась идея провести ночь, слушая какого-то чудака, нараспев читающего заклинания. – Эй, о чем это ты говоришь, и кто этот Сота, и почему я должен спать в его комнате?
- А? – вернулась в реальность Кагоме. – Сота мой младший брат, он тебе понравится, хотя он и вредный. Он будет взволнован до смерти, если ты заночуешь в его комнате на полу. – Она лукаво улыбнулась. – Моя мама очень легко ко всему относится, но продолжает считать неудачной идею о том, чтобы парни проводили ночь в моей комнате. Мне и с одним-то проблем хватает.
Они подошли к храму. – Здесь твой дом? – изумилась Акане. – Я проходила мимо этого места сотни раз, я и не знала, что здесь кто-то живет.
Кагоме гордо выпрямилась. – Члены моего рода являются хранителями этого храма на протяжении многих поколений. Это действительно священное место, к счастью, оно не слишком широко известно. Тем не менее, хочу сказать, что туристический сезон очень утомителен.
- Так значит, ты начинающая священница, или что-то в этом роде? – Ранме просто необходимо было узнать хоть что-то. Девушка была просто полна всякими сюрпризами.
Кагоме хрюкнула, выражая свое отвращение. – Неа, ни за что! Однако дедушке определенно понравилась бы идея. Мне хочется чего-то более захватывающего, чем уход за старым пыльным храмом и продажа безделушек туристам. Дед пытается привлечь Соту, хочет, чтобы тот продолжил семейную традицию, но Сота не дает промывать себе мозги. Не могу винить его за это.
Они поднялись по лестнице и вошли в храмовый двор. – Видите, это мой дом. Ух, кажется, все уже спят. Давайте тихонько пройдем ко мне в комнату, не разбудив мою маму. Я предпочла бы объясняться с ней утром.
Девушка провела их через холл и вверх по лестнице. – Моя комната, - прошептала она, включая свет. – Положите свои вещи на кровать, я пока пойду и разбужу Соту, мне нужно будет ввести его в курс дела.
- Кагоме, а где здесь ванная? – Акане проследовала за девушкой через холл и растворилась в темноте.
Ранма уселся на край кровати и стал ждать. На стене напротив висело большое зеркало. Он нахмурился на свое отражение. Заостренные уши, прикрытые волосами, не были слишком заметны. Зато метки на лице просто бросались глаза. – Я выгляжу, как чертов актер кабуки. – Он оскалил зубы. – Вау, не стоит удивляться, что они перепугались до полусмерти, я, блин, ходячий ночной кошмар.
Расстроенный, он отвернулся от зеркала и принялся осматривать комнату. В ней не было ничего необычного, ничего, что не могло бы принадлежать обычной девушке-подростку. Вот только она не была обычной девушкой-подростком, если не считать обычной способность укрощать разъяренных демонов. Он даже не мог вспомнить, что случилось, в памяти сохранилось лишь ощущение пронзительной боли, охватившей его, когда он поднял осколок. Ранма вздрогнул, пытаясь забыть. Это леденящее ощущение зла и яркая вспышка, это определенно не то, что хотелось бы помнить.
Ему все еще не верилось, что он мог так обезуметь. У Акане на лице завтра точно еще будут синяки. Он даже не помнил того, как ударил её, не говоря уж о том, как сломал бате четыре ребра и чуть было не организовал Соуну сотрясение мозга. Он стал разглядывать свои когтистые пальцы, на них еще оставались следы крови Генмы. Поднеся их к носу и ощутив запах, он почувствовал легкую дрожь где-то глубоко внутри. Внезапно его затошнило, стоило ему представить, как легко там мог оказаться запах крови Акане.
Он чуть не выпрыгнул из шкуры, когда позади него настеж распахнулось окно. – Чтоб тебя черти побрали, Кагоме! – рявкнул резкий голос. – Что за долбаные проблемы на этот раз?
Ранма был впечатлен. Дико выглядящий парень только что запрыгнул в окно спальни Кагоме и теперь застыл, уставившись на него. Ранма уставился в ответ, с открытым от удивления ртом. Парень явно заслуживал того, чтобы посмотреть на него ещё раз. У него были серебристо-белые волосы и странные золотые глаза. В довершение всего, он был одет так, как будто только что сбежал со съемок самурайского боевика, с катаной на бедре в комплекте.
- Хай, - сказал Ранма, глядя на мрачнеющее лицо гостя. – Ты, должно быть, друг Кагоме. – Странный парень не ответил, вместо этого принюхиваясь. Его брови нахмурились, а рот искривился в оскале. – Ты еще что за хрен?
Ранма заволновался, автоматически начиная нервно чесать рукой в затылке. – Я Ранма Саотоме, - ответил он. – Сожалею о случившемся.
Гость злобно усмехнулся, демонстрируя полный набор клыков, идентичный тому, которым обладал теперь Ранма. – Сожалеешь? Уж поверь мне, ты точно пожалеешь об этом.
- Ну давай же, Сота, просыпайся, - Кагоме еще раз толкнула своего младшего брата. Тот перевернулся, уткнувшись лицом в подушку. – Отстань, Кагоме, в школу еще рано.
Она пощекотала его ухо. - Я привела тебе нового друга, ты можешь поиграть с ним, - принялась уговаривать она. – Настоящий живой демон, и он хочет спать в твоей комнате. – Теперь ей удалось привлечь внимание Соты. Мальчишка уселся в кровати и принялся протирать глаза. – А кто он? Это ИнуЯша?
Кагоме откинула одеяло. – Нет, глупый. Это новый демон, ты с ним еще не встречался. Давай, поднимай свою задницу, и я вас познакомлю. – Она знала, что Сота всю ночь будет мучить бедного Ранму вопросами, но с этим она ничего не могла поделать. – И еще я привела с собой симпатичную девушку, ты можешь познакомиться и с ней тоже. Её зовут Акане.
- Девчонки тупые, - зевнул Сота, выпрыгивая из кровати. – Я хочу увидеть демона. – Она проводила его до двери в свою комнату и уже собиралась войти, когда изнутри донёсся громкий треск.
Кагоме рывком открыла дверь, но комната оказалась пустой. Окно было разбито и выглядело так, как будто что-то пролетело сквозь него. – Дерьмо, - пробормотала Кагоме. Она отодвинула Соту в сторону. – Не входи, - предупредила она. – Здесь полно осколков стекла.
Акане поскользнулась, пытаясь остановиться, и едва не сбила с ног Соту. – Что это было, и где Ранма? – Кагоме пробралась через комнату, перешагивая осколки, и выглянула в окно. То, что она там увидела, заставило её замереть в ужасе. – Блин, блин, блин! – заорала она, стремительно разворачиваясь и вылетая из комнаты. Она схватила за руку оторопевшую Акане и поволокла её вниз по лестнице, Сота кинулся следом за ними.
- Кагоме, что происходит? – донёсся из гостиной голос её матери. Миссис Хигураши проследовала за своей дочерью к двери во двор, поправляя халат. – Извини, мам! – крикнула Кагоме через плечо. – Я разберусь со всем этим, я обещаю.
Во дворе ИнуЯша успел прижать демона к земле и теперь прилагал все усилия, пытаясь избить его до смерти. Ранма непрерывно крутился, уворачиваясь, и пытался объясниться с напавшим на него маньяком. – Это ошибка! – отчаянно взвыл он.
ИнуЯша продолжил жестокое избиение. – Я тебе, нахрен, покажу ошибку! Где Кагоме, что ты с ней сделал? Я тебя урою, твою мать, ты, демон ублюдский!
- ИнуЯша, нет! – заверещала Кагоме. Она метнулась к ханьйо, вцепившись в него, даже не попытавшись использовать заклинание. Они покатились по камням двора, Ранма с разбитым носом отполз от них подальше. – Ты сукин сын! – заорал он.
- Кагоме, какого чёрта ты творишь? – Она уселась на него сверху, прижав к земле и вцепившись в его хаори. ИнуЯша был рад видеть её целой и невредимой, но в данный момент её лицо было маской гнева. – Ты задница тупая! – завопила она ему прямо в лицо. – Он же друг, чёрт бы тебя побрал!
- Друг, да?! – он схватил её за руки, стаскивая с себя. Отодвинув её в сторону и встав на ноги, он злобно уставился на Ранму. – Сучка, с каких это пор у тебя появились приятели-демоны, о которых я не знаю?
Она вскочила на ноги, вставая прямо перед ним. –Ты что это пытаешься сказать? – зарычала она на него. ИнуЯша сглотнул. Кагоме производила устрашающее впечатление, приходя в ярость. – А что я, по-твоему, должен был думать? Ты исчезаешь на неделю, и когда я прихожу за тобой, то обнаруживаю в твоей спальне какого-то демона. Я же не знал, что он друг, я думал, что он похитил или убил тебя! Я боялся, что пришёл слишком поздно.
Она замерла с забавным выражением на лице. – Ты беспокоился обо мне? – он подался назад, надеясь, что заклинание не прозвучит. - Конечно, какого чёрта, откуда мне было знать, что ты в порядке?
Улыбка Кагоме осветила его подобно солнцу после шторма. – Думаю, я не должна на тебя сердиться. Прости, ИнуЯша, я не хотела заставлять тебя беспокоиться.
Ханьйо уставился на неё, с трудом веря, что она сменила гнев на милость. Девушка схватила его за руку и подтащила к дующемуся изукрашенному демону. – Это Ранма, - улыбаясь, сказала она. Стоявшая рядом девушка пыталась вытереть его лицо своим носовым платком. – А это Акане.
- А это середина ночи, - прозвучал голос миссис Хигураши. – Кагоме, тебя не слишком затруднило бы провести своих друзей в дом, прежде чем соседи вызовут полицию?
Кагоме покраснела до ушей. – Мам, извини. Это было просто недоразумение.
- Угу, недоразумение на мою задницу, - буркнул Ранма. Он оттолкнул руку Акане. – Я в порядке, отстань от меня хоть на минутку.
Акане холодно посмотрела на него и отвернулась. – Я прошу прощения за причиненные неприятности, прошу Вас, не сердитесь на вашу дочь, - со смущенной улыбкой она обратилась к матери Кагоме. – Моё имя – Тэндо Акане, она так много рассказывала о Вас, миссис Хигураши. Сейчас у нас небольшой кризис, и Кагоме - единственная, кто может нам помочь. Мне ужасно неловко, прошу Вас, не думайте о нас слишком плохо после того, что случилось.
Хозяйка дома покачала головой, с хитрой улыбкой на губах. – Учтивая юная леди, ну разве не прелесть. Моей дочери стоило бы многому поучиться у тебя. Я не сержусь, моя дорогая. Просто я услышала грохот и решила, что ИнуЯша определённо должен быть где-то рядом.
Румянец на лице ханьйо сравнялся по насыщенности с цветом его одежды. – Я сожалею, - пробурчал он, стараясь не встречаться взглядом с миссис Хигураши.
- Знаю, дорогой, - она улыбнулась, видя смущение полудемона. – Почему бы вам не пройти со мной на кухню и не поесть чего-нибудь горячего. Думаю, никто не возражал бы против тишины и покоя.
- Господи, твоя мама держится так, как будто ничего не случилось, - пробормотала Акане на ухо подруге. – Мой отец уже давно бы начал на стены бросаться.
Миссис Хигураши быстро приготовила лёгкий ужин, после чего, понаблюдав, как ИнуЯша и Ранма вгрызаются в свою еду, вернулась к плите и приготовила добавочную двойную порцию. В конце концов она громко зевнула и подошла к уснувшему за столом Соте, легонько встряхнув его за плечо. – Думаю, большинству из нас стоило бы уже идти спать. Девушки отправляются в спальню, Ранма, ты можешь устроиться на кушетке в гостиной. Там определенно удобнее, чем на полу в комнате Соты. – Она оценивающе посмотрела на беловолосого демона-пса. – Что касается тебя, - начала она с ухмылкой, будучи осведомлённой о его презрении к таким удобствам, как кровати.
- Я буду снаружи, - быстро сказал он. Бросив на Ранму недоверчивый взгляд, он продолжил. – Прямо снаружи, на тот случай, если я кому-нибудь понадоблюсь.
Кагоме подошла к разбитому окну и выглянула наружу, свежий утренний бриз скользнул по её щекам. – Не меня ищешь? – поинтересовался кислый голос.
ИнуЯшина голова свесилась с крыши. – Ты всю ночь провёл над моим окном? – недоверчиво спросила Кагоме. Он перевернулся и скользнул в окно. – Конечно, а ты как думала? – отрезал он. – Я не доверяю тем, кого не знаю.
- Ты всегда такой параноик? – обратилась к нему Акане, расчесывавшая в это время волосы. – Или я удостоилась такой чести персонально?
Он фыркнул. – Речь не о тебе, девчонка. Я говорю о том чёртовом демоне. – Кагоме игриво пнула его по ноге. – Да, он всегда такой параноик. Не принимай это на свой счет, он по жизни такой.
- Ба, - он небрежно махнул рукой, показывая, что его это нисколько не волнует. – Так мы идём или нет, у нас полно более важных дел, чем просто стоять и тявкать друг на друга.
- Ладно, ладно, уже идём, - Кагоме вздохнула и подняла с пола огромный рюкзак, закидывая его на плечо. ИнуЯша выхватил его у нее и выпрыгнул в окно. – Ну так пошли, я не собираюсь торчать тут весь день, - донесся его голос.
- Я привыкла пользоваться дверью, как все нормальные люди! – заорала она в ответ. Акане посмотрела на неё с несколько непонимающим выражением лица. Кагоме закинула волосы за плечи и ухмыльнулась в ответ. – Вот видишь. Никого не принимает в расчет. Типично для парней.
Они весело сбежали вниз по лестнице, Кагоме задержалась на секунду, чтобы поцеловать мать в щёку. – Я вернусь назад так быстро, как только смогу, - пообещала она. Её мать закатила глаза. – Мне кажется, я уже это где-то слышала.
Девушки остановились снаружи. ИнуЯша и Ранма уже ожидали их, таращась друг на друга и явно собираясь возобновить прерванную ранее потасовку. Напряжение, нагнетаемое двумя демоническими темпераментами, заполняло небольшой двор. Кагоме расправила плечи и промаршировала прямо между двумя высокими йокаями; чуть помедлив, Акане направилась следом за ней.
- Прекрати это, - Кагоме ткнула ладонью ИнуЯшу в грудь. Акане остановилась напротив Ранмы, решительно вздернув подбородок. – Больше никаких драк. – жёстко произнесла она. Он нахмурился в ответ, Вокруг его правого глаза расцветал синяк, отлично гармонировавший с её собственным. - Я серьёзно, Ранма. Я знаю, что ты всё ещё злишься, но нам сейчас не до этого.
ИнуЯша ухмыльнулся. – Классный фонарь, а, салага. Готов спорить, хотел бы навесить мне такой же, да?
- Посмотрим, - холодно ответил Ранма. Он повернулся к Кагоме, игнорируя ханьйо. – И где это место, куда мы отправляемся?
Она медленно выдохнула, только сейчас заметив, что задержала дыхание. – Полегче, парни. Давайте попробуем поработать вместе. – ИнуЯша тряхнул головой и направился к сараю, скрывавшему в себе Колодец-Костоглот.
Ранма и Акане проследовали внутрь позади Кагоме. – Так, ладно. Вообще-то это сложно объяснить, это сухой колодец, а также своего рода портал. Им может пользоваться не каждый, но я так думаю, что со мной и ИнуЯшей вы сможете пройти сквозь него.
- И что на другой стороне? – поинтересовался Ранма, вглядываясь в темноту колодца. Кагоме усмехнулась. – Эпоха войн, Сенгоку Дзидай, если грубо, лет пятьсот в прошлое.
- Чего?! – и Ранма, и Акане были ошарашены таким заявлением. – Скажи, что ты шутишь, - попросил Ранма. Акане кивнула, соглашаясь. – Как колодец может доставить нас в прошлое?
Кагоме подошла к ИнуЯше и потянула его за прядь волос. – Да ладно, вы же не думаете, что он мой сосед и живет тут неподалёку? – Он хрюкнул, игнорируя её, его желтые глаза продолжали недоверчиво следить за Ранмой. – Неважно, как это работает, – продолжила она. – Я даже не уверена, что хочу знать, как это работает. Факт в том, что я пользуюсь им уже не первый год. Знаю, это звучит дико, но то, что случилось с вами прошлой ночью, дико ничуть не менее.
Акане и Ранма переглянулись, продолжая колебаться. ИнуЯша скрестил руки на груди и удостоил подростков снисходительным взглядом. – Меня не волнует, верите вы или нет, - издевательски произнес он. – Можете отправляться домой, если боитесь прыгнуть и убедиться самим.
Ранма издал низкий горловой рык. Акане нервно отшатнулась, удивлённо глядя на него. Улыбка ИнуЯши стала определённо более ехидной. – Что, салага, боишься, да?
- Я ничего не боюсь, - отрезал Ранма. – Жду вас на другой стороне. - Парень взметнулся в воздух и рухнул вниз. Девушки ринулись к колодцу и, перегнувшись через край, стали вглядываться в тёмную глубину. – Вау, он сумел пройти! – выдохнула Кагоме.
Акане недоумённо посмотрела на неё. – Для тебя это сюрприз? – Кагоме передёрнула плечами. – Не каждый демон может пройти, из тех, кого я знаю, ИнуЯша – единственный. И это хорошо, мне даже думать не хочется, что эти монстры могли бы попасть сюда, в Токио, и устроить здесь настоящий ад.
- Как насчет меня? Мне тоже надо будет прыгнуть, и я окажусь на другой стороне? – Акане нервничала всё больше и больше. Тёмный колодец казался бездонным, лучи света не доставали его дна. Там внизу наверняка есть пауки, а то и ещё что-нибудь хуже, думала она.
Кагоме успокаивающе сжала её ладонь. – Давай, я прыгну вместе с тобой. Думаю, если я буду держать тебя за руку, ты сможешь пройти. – Она не стала рассказывать Акане про тот случай, когда Инуяша запечатал портал, украв у неё осколки Камня. Похлопав себя по карману, она убедилась, что они никуда не делись.
- Эээ.., нет, - пробормотала Акане, пятясь от неё. – Я думаю, это была неудачная идея. Я хочу помочь Ранме, но чтобы отправляться в другой мир…. нет, я не уверена. Что, если мы не сможем вернуться назад, моя семья даже не узнает, что со мной случилось.
- Акане, - обратилась ней обеспокоенная Кагоме, - я клянусь, это безопасно, нужно просто прыгнуть – и всё. Главное – особенно не задумываться.
Ей было неловко признаваться. – Я боюсь темноты и замкнутого пространства, - пробормотала Акане. У неё не было сил даже на то, чтобы снова подойти и заглянуть в глубь колодца. Она отвернулась от подруги с горящим от стыда лицом.
Пара сильных рук обхватила её за талию и подняла над полом. – Эй! – вскрикнула она.
ИнуЯша расхохотался. – Не будь такой девчонкой. – Кагоме увидела, как ханьйо вскочил на край колодца и спрыгнул внутрь. Крик ужаса Акане эхом отразился от стен и внезапно прервался. Кагоме подбежала и заглянула в колодец. – Да, думаю, по-другому было никак, - решила она, поднимая рюкзаки, собственный и Акане, перед тем как прыгнуть самой.
Акане вцепилась в руки полудемона, его хохот продолжал звучать в её ушах. Она падала, она плыла, она снова падала сквозь свет, пронизанный блестками тьмы. Не веря своим глазам, она увидела, как стены колодца снова стали материальными, и до неё донёсся запах полевых цветов.
ИнуЯша осторожно поставил её на ноги, слегка покачнувшись, когда дно колодца окончательно обрело устойчивость. – Видишь, не о чем было волноваться, - усмехнулся он. Подняв голову, она увидела вместо крыши голубое небо. Она почувствовала, как мышцы ИнуЯши чуть сжались, когда он немного присел и с лёгкостью выпрыгнул вместе с ней из колодца.
Акане огляделась вокруг, ханьйо продолжал держать её в руках. Они находились на небольшой поляне, покрытой сочной травой, кругом стояли деревья с густыми кронами, из леса доносилось мягкое пение птиц. – Не могу в это поверить, - прошептала она. Её голова кружилась, будь она на своих ногах, она уже свалилась бы от шока, полученного от транспортировки.
- ИнуЯша! – к ним спешила сутулая старая женщина, её морщинистое лицо выражало негодование. Она уставилась на ханьйо. – Пожалуйста, скажи мне, что ты не похитил эту девушку из страны Кагоме. С твоей стороны это было бы просто неприлично.
- Я никого не похищал, ты, мышь старая! – заорал ИнуЯша, резко роняя девушку. Акане прислонилась к колодцу, непохоже, чтобы ноги были в состоянии удержать её в вертикальном положении. Пожилая женщина встревожено посмотрела на неё. – Скажи мне, дитя, это правда? Ты его пленница или ты здесь по собственной воле?
- Я…, я не пленница, - ответила Акане, всё ещё смущённая окружающей обстановкой. ИнуЯша довольно ухмыльнулся. – Видишь, кошёлка старая! Я её не похищал. И вообще, меня уже тошнит от того, что меня считают каким-то извращенцем. В следующий раз, если будешь обвинять меня в чем-то, будь готова получить что-нибудь в ответ.
- Ну разумеется, - ответила старая мико, помогая бедной девушке подняться на ноги. – Меня зовут Каэдэ, я священница нашей деревни. ИнуЯша, а куда ты дел Кагоме? Я думала, она должна была вернуться вместе с тобой?
- Я здесь, - пропыхтела девушка, выбираясь из колодца. На этот раз ИнуЯша не двинулся с места, чтобы помочь ей с рюкзаками. Он всё еще злился на обвинения Каэдэ. Девушка вытерла пот со лба. – Вижу, ты уже познакомилась с Акане, - улыбнулась она. Священница тепло улыбнулась ей в ответ.
- Да, но ты впервые приводишь с собой друзей, Кагоме. Чем объясняется такой визит?
Расширившимися глазами Кагоме принялась осматривать поляну. – Боже мой, - проговорила она, - я совсем забыла! Где Ранма, разве его не было в колодце, когда вы прибыли?
ИнуЯша нахмурился. – Когда я прибыл, его уже не было, - он начал принюхиваться, пытаясь уловить запах юного демона. – Быстро за мной, - зарычал он, направляясь в лес. Девушки поспешили следом, стараясь не отстать.
Каэдэ вздохнула и направилась обратно в деревню. Ещё больше молодёжи в этот раз, думала она. А ведь когда-то это было такое тихое и мирное место.
Ранма почувствовал, как его ноги коснулись поверхности. – Вау, вот так поездочка, - пробормотал он, оглядываясь вокруг. Лианы, густо свисавшие по стенам колодца, были усеяны красивыми цветами, ему не пришлось сильно напрягаться, чтобы вскарабкаться наверх. – Вау, - повторил он. Густая зелень окружала его, и Ранма почувствовал, как от восторга его сердце забилось чаще. Он выбрался из колодца и принялся исследовать поляну.
Он бессознательно улыбался, наслаждаясь окружающим видом и запахами дикого леса. До тех пор, пока он не оказался здесь, он даже не понимал, какой тяжелый и грязный воздух был в Токио. Юный демон сделал глубокий вдох, наполняя лёгкие лесной свежестью. Его уши дернулись, что-то уловив, и он отправился на звук.
Это был кролик, прятавшийся в зарослях. Сердце маленького создания часто билось, ощутив присутствие хищника. Неосознанно, слух демона подстроился под пульс кролика, запах зверька заполнил его ноздри. Он прыгнул на маленькое животное, когти игриво черканули по мягкой траве.
Он промахнулся, но уловил запах опять и начал преследование, направляясь в глубь леса. Его тело начало жить собственной жизнью, и он поскакал подобно весёлому щенку, преследуя добычу. В этот раз бросок был успешным, и он зажал кролика в руке, гавкнув от счастья. Он уже собирался свернуть зверьку шею и съесть его сырым, когда позади него хрустнула ветка и новый запах достиг его ноздрей.
Юный демон крутанулся, пригибаясь. Он уронил кролика и не верящий своему счастью зверёк кинулся в заросли. Девушка появилась из-за деревьев, прекрасная девушка. Ранма выпрямился, странные, приятные ощущения заструились по его венам. Девушка смотрела на него внимательно, но безо всякого выражения, даже тени юмора не было в её глазах. На ней была обтягивающая черная униформа, идеально подчеркивающая прекрасные линии её ног и тела. Он медленно улыбнулся, продвигаясь поближе.
Она выхватила из-за спины огромный бумеранг, выражение её лица приобрело серьёзность. – Так уже слишком близко, демон.
Он остановился, встревоженный видом оружия. Её запах отвлекал, где-то, на задворках сознания, Ранма знал правила игры. Он должен был назвать ей свое имя, сказать, что не обидит её. Но речь оказалась чем-то, что он оставил на другой стороне колодца. Его глаза остановились на её лице, и она вспыхнула под его откровенно заинтересованным взглядом.
- Ммм…, просто стой там, где стоишь, - сказала Санго, подаваясь назад. Этот взгляд, он заставлял её чувствовать себя очень уязвимой. Сталкиваться с подобными ему прежде ей не приходилось, он выглядел совсем как человек, с привлекательным юношеским лицом и ярко-голубыми глазами. Разумеется, метки на лице со всей очевидностью говорили об обратном, если клыков и когтей было недостаточно.
Ранма был заворожён. Запах её кожи заставлял кружиться голову, и в то же самое время возбуждал. Он не хотел ранить её, он просто хотел быть чуть ближе, чтобы лучше ощутить тепло, которое она излучала подобно летнему солнцу. Он шагнул вперед и она отодвинулась назад. Судя по её стойке, она вполне могла позаботиться о себе. Странно, в её красивых глазах не было и тени страха.
Он продвинулся ещё ближе, слушая звук крови, струящейся в её теле. – Не бойся, - прошептал он. – Я не обижу тебя. – Санго подобралась, перехватывая оружие поудобней. – Я знаю, - невозмутимо ответила она.
Он атаковал внезапно, двигаясь гораздо быстрее, чем она ожидала. Не в состоянии сделать чистый бросок, она взмахнула бумерангом и изо всех сил ударила плоской стороной демону в лицо. Он отлетел назад, ошеломлённый её ударом, тонкая струйка крови потекла у него из носа.
- Что я делаю? – в его голос звучало недоумение, и Санго замерла, не решаясь нанести демону смертельный удар. Теперь она заметила синяки, покрывавшие его лицо, он выглядел так, как будто его использовали в качестве макивары. Теперь, когда он не смотрел на неё таким непристойным, полным явных намерений взглядом, она увидела, что он всего лишь мальчишка, неважно, йокай он или нет.
Она сделала несколько шагов назад, не ослабляя внимания. Она держала оружие наготове, уже не один раз демоны пытались подловить её, пробуя сыграть на чувстве жалости. – Как тебя зовут? – резко спросила она. – Зачем ты сюда явился, неприятностей ищешь? Я не позволю тебе обидеть никого из жителей этой деревни.
Её допрос был прерван треском ломающихся ветвей, и через секунду к ним присоединились Кагоме, ИнуЯша и какая-то странная девушка. К немалому удивлению Санго, девушки кинулись к демону, который тупо уставился на них, незнакомка принялась вытирать кровь с его лица.
ИнуЯша мягко присвистнул, глядя на новые синяки Ранмы, и довольно ухмыльнулся. – Да, Санго, я чувствую, что это может стать началом большой дружбы, - хмыкнул он.


Слабый пол сильнее сильного из-за слабости сильного к слабому.
 
AlexielДата: Вторник, 07.10.2008, 19:59 | Сообщение # 7
Бета
Группа: Проверенные
Сообщений: 335
Награды: 1
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 5

Каэдэ ещё раз обошла вокруг странно выглядевшего демона, продолжая недоумевать по поводу его внешности. – Кагоме, детка, прости меня. Никогда прежде не видела ничего похожего.
Кагоме вздохнула, было бы наивно ожидать, что старая священница будет знать все ответы на их вопросы. Она подошла и похлопала Акане по плечу. - Это не значит, что мы не будем продолжать пробовать.
Ранма помассировал ноющий затылок. Ему всё ещё было не по себе после того, что случилось в лесу. Это было похоже на какой-то дурной сон, казалось, что в его тело вселилось что-то, чего он не мог понять. Он встретился глазами с охотницей, вспыхнул и поспешно отвёл взгляд. Он мог лишь надеяться, что она не догадается, что творится у него в голове.
Акане подошла и присела рядом с ним. Он виновато посмотрел на неё. – На меня что-то нашло, - сказал он. – Всё это навалилось в один момент, все эти запахи и ощущения, которых никогда раньше не испытывал. Я никого не хотел обидеть.
- Можно считать всеобщим везением, что первой, кого ты встретил, была Санго, - заметил Мироку. – Могу сказать, основываясь на личном опыте, что она не терпит неподобающего поведения со стороны демонов, да и со стороны людей тоже.
- Это не мешает тебе пробовать снова и снова, не так ли, хоши-сама, - ухмыльнулась Санго. К ней вернулось чувство юмора, и она решила не держать зла на юного демона. – Слушай, Ранма, я знаю, что ты не хотел ничего плохого. Если ты не возражаешь, я предпочла бы забыть об этом столкновении.
- Спасибо, - ответил он, восстановив, наконец, душевное равновесие. – Обещаю не давать тебе повода снова огреть меня этой штукой.
Кагоме уселась, подперев подбородок рукой, и оглядела присутствующих в комнате. – Есть у кого-нибудь идеи? Бедный парень не может вернуться домой в таком виде, и мы не можем ему позволить бегать вокруг и пугать людей. Он должен найти способ держать свои инстинкты под контролем. Может быть, мы сможем найти какое-нибудь лекарство.
- Ты говоришь так, как будто это болезнь, - рявкнул ИнуЯша. Он сидел в стороне от основной группы. – Даже если он родился человеком, теперь он демон, и лучше бы ему посмотреть фактам в лицо. От этого не лечат.
- От тебя никакой пользы, - повернулась к нему Кагоме. Он нахмурился и вскочил на ноги. – А ты не хочешь быть реалисткой, - огрызнулся он. Подойдя к Ранме, он уставился ему в лицо с явным презрением. – Я не собираюсь терпеть всю эту фигню только потому, что остальные чувствуют себя виноватыми перед тобой. Ещё раз выкинешь такое, и я уделаю тебя так быстро, что ты даже не поймешь, кто тебя ударил.
Лицо Ранмы вспыхнуло от гнева. – Не думай, что если у тебя получилось один раз напасть на меня, то я позволю тебе пинать постоянно.
- Салага, ты хочешь ещё несколько раундов? – он повернулся на пятках и вышел из домика. – Я жду тебя снаружи, если у тебя кишка не тонка.
Ранма вскочил на ноги и вылетел за дверь. – Кажется, кому-то спокойно не живется без пары-тройки оплеух. Тебе повезло, их раздача – это моя специальность. Давай покончим с этим прямо сейчас.
- Чтоб вас, - прошипела Кагоме, направляясь следом. – Демоны такие тупые. Всегда готовы сражаться, чтобы доказать своё превосходство. Это отвратительно, в самом деле.
Акане усмехнулась. – Ранма всё время такой. Постоянно наполнен этим самым превосходством.
Девушки направились вслед за демонами в лес, Санго и Мироку позади них. Дойдя до небольшой поляны, ИнуЯша остановился и уставился на Ранму с неприкрытой враждебностью.
Ранма покачал головой, для него было очевидно, что ханьйо привык запугивать окружающих, чтобы добиться своего. Он похрустел костяшками пальцев, готовясь, как минимум, к хорошей потасовке. Многие парни предпочитают болезненные способы объяснения.
ИнуЯша взглянул на него с похожей усмешкой. Обойдёмся в этот раз без оружия, решил он. Не вынимая из ножен, он вытащил из-за пояса катану. – Этот меч оставлен мне моим отцом, - произнёс он, демонстрируя Тетсусайгу Ранме. – Я только недавно начал понимать, что за возможности в нём кроются. Я просто хотел, чтобы ты понял, в интересах честной схватки я убираю его и не стану использовать его силу против тебя.
Ранма расхохотался. – Ладно, как скажешь. Ты уверен, что осилишь поединок без своего драгоценного ржавого меча? – повернувшись, он усмехнулся Акане. – Погляди на этого парня, он мне, типа, одолжение сделал, - он рассмеялся снова, поворачиваясь к ханьйо как раз вовремя, чтобы заметить размытое движение. Он рванулся к юному демону и нанёс ему сокрушительный удар зачехлённым клинком в лицо. Даже рефлексы Ранмы не помогли, и он грохнулся на землю.
Наблюдатели поморщились, симпатизируя юному демону. – Грязный трюк! – заорала Акане, разъярённая тактикой ИнуЯши.
- Единственный способ ведения боя, с которым знаком ИнуЯша, - прокомментировал Шиппо. Он взобрался на плечо Мироку, чтобы лучше видеть происходящее. Чувствую, будет весело, решил он.
ИнуЯша небрежно засунул меч за пояс. – Так любишь слушать себя, салага. Тебе стоит быть внимательнее, когда дерешься с кем-нибудь вроде меня.
Ранма поднялся на ноги, продолжая усмехаться. – Всё нормально, я давно привык к людям, которые хитрят во время схватки. Это часть игры.
- Тогда, давай сыграем, - ухмыльнулся ИнуЯша. Он снова сделал молниеносный рывок в сторону Ранмы, занеся руку и собираясь нанести мощный удар. Он атаковал и промахнулся, Ранмы просто не оказалось там, где он был мгновение назад. Он выпрыгнул из зоны досягаемости ханьйо, легко приземлился позади него и хлёстко пнул его в затылок. Полудемон пропахал землю лицом.
- Должно быть, это больно, - заметил Мироку, обращаясь к Санго. Охотница покачала головой. – Он просто напрашивался на это, хоши-сама.
Ранма хихикнул, дерзкий ублюдок, похоже, даже не понял, что его ударило. Он уже давно привык драться с противниками, которые полагаются на что-то большее, чем на грубую силу. Легко двигаясь, он принял классическую стойку. – Извини, задница, я уже здесь. Что, совсем ножки не держат?
Зарычав, ИнуЯша вскочил на ноги. Он вновь атаковал демона, Ранма грациозно ускользнул, чуть за пределами яростного взмаха когтей ханьйо. – Господи, да ты тормоз! Ты уверен, что не хочешь признать поражение, обещаю, я приму его безо всяких вопросов.
- Ох, мне это нравится, он даже не может достать парня, - восхищенно выдохнул Шиппо. Ему слишком часто приходилось быть мишенью бешеного темперамента ИнуЯши, и теперь он не мог не получать удовольствия, видя, как тому достаётся.
Санго пихнула лисёнка. – Ты, вообще, на чьей стороне? – Она наблюдала, как Ранма, выполнив чистую стойку на руках, избежал очередной атаки ИнуЯши. Ханьйо был слегка отброшен жёстким пинком в лицо, его удивила мощь, которую новый демон мог вкладывать в атаки ногами.
- Утомился, да? – продолжал насмехаться Ранма, он не мог удержаться, чтобы снова не подстегнуть полудемона. ИнуЯша рванулся к нему, резко полосуя когтями. – Я тебе голову оторву и скормлю тебе твои яйца, ублюдок!
- Чудесно, ему опять кровь в голову ударила, - пробурчала Кагоме. Она знала, что может прекратить схватку в любой момент, прежде чем дело примет серьёзный оборот, но часть её желала знать, сможет ли Ранма управиться с собой. Было очевидно, что парень является мастером боевых искусств, но демоническая кровь всё меняет. Быть может, было нечестно, что за её любопытство расплачивается ИнуЯша, но он никогда не простил бы её, если бы она использовала заклинание прямо сейчас.
Акане закрыла лицо руками. – Они поубивают друг друга, - простонала она, пытаясь представить, что она могла бы сказать, чтобы остановить безумную схватку.
Ранма грациозно ушёл от очередной берсеркской атаки ИнуЯши. Промахнувшись, ханьйо взрыл когтями землю, оставив огромные борозды. Оценив силу, вложенную в удар, Ранма расхохотался. – Я смотрю, ты решил драться по-настоящему? А то я уж скучать начал, никак не дождусь, когда ты мне голову начнёшь откручивать.
- Щас ты у меня как следует заскучаешь, - ханьйо снова бросился на него, и на этот раз Ранме не удалось увернуться от ослепительно скоростной атаки. Раздался тошнотворный КРР-Р-А-А-К, когда их головы столкнулись, и оба бойца свалились на землю.
- О Господи, - выдохнула Акане, в ужасе прижимая ладони к щекам. Кагоме, пребывая в шоке, стояла с открытым ртом. Мироку с удивлённым выражением лица оперся на свой посох. – Вижу, он опять воспользовался своей твердокаменной головой.
Ранма перекатился на бок, задыхаясь от ошеломляющей боли. В голове у него гудели тысячи китайских гонгов. В течение долгого неприятного момента ему казалось, что от боли его стошнит. Немного поодаль, пошатываясь, уселся ИнуЯша. Прямо перед собой он увидел трёх, а может и четырёх, копошащихся Ранм. – Оставайтесь там, где сидите, - выдохнул он, пытаясь добраться до оппонентов. От удара голова безумно кружилась. – Погодите, парни, я с вами сейчас закончу.
Медленно, оба бойца поднялись на ноги. Ранма почувствовал, как что-то накатывает на него. До этого момента он развлекался, теперь же его охватил гнев. Мертвенно-холодное ощущение затопило его тело, наполняя его желанием разорвать своего врага в клочья. Его распирало от жажды ощутить теплую кровь на руках. Подушечки пальцев заныли, он хотел вырвать у ханьйо сердце и сожрать его сырым.
ИнуЯша ощутил йоуки, забушевавшую в теле Ранмы, и обрадовался этому изменению. Дело начинало принимать серьёзный оборот, а то он уже утомился от этих плясок вокруг дерьма. Его боевая ярость стала затуманивать чувства, он позволил пробудиться своей собственной жажде крови. Тонкая струйка крови сбегала по подбородку, её вкус и запах действовали возбуждающе. Он вытер лицо тыльной стороной ладони. – Вот теперь поговорим серьёзно, - прорычал он.
Небо над поляной потемнело, воздух начал потрескивать от электрических разрядов. Люди, наблюдавшие за схваткой, почувствовали, как волосы у них на головах встают дыбом. В сердца пополз безымянный ужас – человеческая реакция на присутствие мощной демонической энергии.
- Что происходит? – закричала Акане. Её трясло, боевая аура Ранмы была ей хорошо знакома, но сейчас перед ней предстало нечто совершенно иное. Здесь не чувствовалось ничего похожего на его обычную ки. Казалось, что Ранма и ИнуЯша начисто забыли о наблюдавших за ними людях, полностью поглощенные схваткой. Она стала потихоньку отходить назад, в её теле щелкнул какой-то выключатель, и дремавшие ранее инстинкты сказали ей, что нужно убираться как можно дальше.
Глаза Санго полезли на лоб, нервы зазвенели, сигнализируя об опасности. Будучи охотницей на демонов, она хорошо представляла себе, что случается, когда демоны начинают сражаться, используя йоуки-атаки. – Убираемся нахрен отсюда! – заорала она, разворачиваясь и бросаясь в лес. Мироку схватил Акане и Кагоме за руки. – Ходу отсюда, чтоб вас! – рявкнул он, волоча девушек за собой.
- ИнуЯша! – Кагоме вырвала руку из захвата и кинулась обратно на поляну, пытаясь успеть остановить ханьйо.
Ранма купался в непередаваемо приятных ощущениях, кровь пульсировала в его жилах, тёмная сила пьянила его, струясь сквозь тело. Он мог видеть, как неподалёку тёмная колонна йоуки формируется вокруг ИнуЯши. Это его нимало не заботило, столкновение будет разрушительным и захватывающим. Всё, что теперь он знал, так это то, что он, наконец, свободен, свободен высвободить дремавшую в нём прежде ужасающую энергию. Демоническую энергию, которая прежде наполняла его беспокойными багровыми снами, заполненными битвами, победами и завоеваниями. Он воздел руки, готовый освободить свою боевую ауру, когда ИнуЯша рванулся к нему с разъярённым рычанием. Ранма захохотал и не узнал собственный голос; вдруг что-то, на краю зрения, отвлекло его. Девушка бежала в его сторону, грохочущий ветер йоуки трепал её волосы.
Внезапно, откуда-то изнутри, его заполнило видение, он не был уверен, воспоминание это или инстинкт. Его сердце застыло от ужаса, когда он увидел, что происходит с людьми, застигнутыми штормом йоуки. Сотни опустошённых поселений, кровь впитывается в истерзанную землю. Животные кричат в агонии, невинные женщины и дети молят о милосердии. Его глаза распахнулись от шока, стоило ему увидеть изуродованные тела, люди разбегались от него с воплями ужаса и боли, когда демоны сталкивались в битве, не обращая внимания на несчастных, что оказались захваченными их яростной мощью. Он задохнулся, отчаянно пытаясь перекрыть поток памяти, все эти картины и запахи, даже когда когти ИнуЯши сомкнулись вокруг его шеи. Он схватил ханьйо за руки и попытался направить поток йоуки в землю под ними, пробуя спасти девушку, что упала на колени в паре метров от них.
Дыхание Кагоме пресеклось, когда огромная волна энергии прокатилась по поляне и взорвалась под ногами двух юных демонов, вцепившихся друг в друга. Она закрыла голову руками, пытаясь защитить лицо от ревущего пламени. Противники взметнулись над деревьями, захваченные диким вихрем. Кагоме заставила себя подняться, начиная осознавать, как близко она была к тому, чтобы быть захваченной ужасным взрывом.
Её колени дрожали, Акане и Санго подбежали, подхватив её под руки. – Ты в порядке, Кагоме-чан? – спросила Санго. – Я подумала, что тебя на части разорвёт.
- Я тоже так подумала, - пробубнила Кагоме. Ну да, это явно не было хорошей идеей, бросаться вот так. Она огляделась вокруг, порадовавшись, что больше таких идиотов не нашлось. Все были целы и невредимы. Акане таращилась на огромный кратер, образовавшийся на месте поединка. – Это сделал Ранма? – вслух поинтересовалась она.
Мироку мрачно осматривал повреждения. Задержись они ещё на секунду или две, и их накрыло бы волной разрушительной йоуки. Он подошёл к Санго и скользнул рукой по её бедру. Самое время для мужчины напомнить себе, что он жив.
Санго крутанулась и влепила ему пощёчину. – Отвратный извращенец, нас тут чуть не поубивало, а всё, что тебе приходит на ум, так это дешёвое тисканье?
- И вовсе не дешёвое, - надулся он, потирая щёку. Проявления ярости Санго были чертовски болезненны.
Глаза Акане были полны слёз. Она даже не знала, выжил ли Ранма после взрыва, земля в воронке всё ещё продолжала дымиться. – Куда они делись? – спросила она. – Что там, за деревьями?
Кагоме обняла её за плечи, стараясь успокоить. – С ними всё будет нормально, Акане. Там ничего нет, только река.
- Ре…, река? – ахнула Акане с расширившимися глазами. – О боже, Ранма! – и она кинулась в лес.
Кагоме глядела её вслед, удивлённая подобной реакцией. – Я что-то пропустила? – вслух поинтересовалась она.
Шиппо запрыгнул ей на руки, прижимаясь к груди. – Я думаю, мы все что-то пропустили, - заметил он, глядя поверх её плеча на изрытую волной йоуки землю.
Ранма чихал и кашлял, пытаясь выбраться из воды. Он не мог понять, что с ним только что произошло. Его ум был полон ужаса, от которого ему никак не получалось избавиться. Это был не я, думал он в отчаянии. Акане, клянусь, я не убивал всех этих людей. Я не убийца! Он почувствовал нарастающую боль между глаз, как будто ему в лоб кто-то воткнул острый клинок. – О боже, - простонал он, содрогаясь от боли и видений.
Он плеснул себе в лицо холодной водой, пытаясь стереть навязчивые воспоминания. Холодная вода, подумал он, капли стекали по лицу. Вот дерьмо, только этого ему сейчас и не хватало. Он выбрался на отмель, поморщившись, когда под ладонями и коленями оказались острые камни. Слегка покачиваясь, он заставил себя подняться и начал выкарабкиваться из реки.
Тяжелый удар сзади отбросил его обратно, жесткие руки вцепились в воротник рубахи и метнули его в воду. – Ты ублюдок! – заорал Инуяша. – Как ты думаешь, что я с тобой сейчас сделаю? – Яростным ударом он сбил с ног пытавшегося подняться Ранму и окунул его, намереваясь прикончить на месте. – Ты о чём думал, когда закидывал нас в реку, задница!
Ранма дёргался и вырывался, сражаясь за глоток воздуха. ИнуЯша, ухмыляясь, уселся на него, стараясь не дать тонущему демону вырваться из захвата. – Почему бы тебе уже не сдохнуть? – глумливо поинтересовался он. В ответ из воды вылетел кулак и влепился ему в рот. – О, так ты хочешь поиграть ещё, - сплюнул он. Он отбил ещё один неистовый удар и погрузился глубже, стараясь удержать корчившегося ублюдка. Его руки соскользнули под рубашку Ранмы, и он обнаружил нечто странное. – Что за чёрт?
Выпрямившись, он вытащил из воды извивавшегося демона. Он вытаращился на демонессу, яростно глядевшую на него из-под копны мокрых волос. – Ты кто такая, твою мать? – рявкнул он.
- Я Ранма, ты, придурок! – прорычала она со светящимися от ярости глазами. Он осторожно принюхался, не веря ей. Не пойдёт, разъярённо подумал он. Это, должно быть, какой-то трюк. Он рванул рубаху на груди демонессы. – НЕ ПОЙДЁТ!!! – заорал он. Он продолжал таращиться на её грудь до тех пор, пока Ранма не размахнулась и не влепила ему оплеуху, отправив его лететь в прибрежные заросли. Последняя мысль, пришедшая ему на ум перед тем, как его голова воткнулась в дерево, была о том, что сегодня выдался действительно очень странный день.
Одно к одному, думала Каэдэ, жизнь деревенской священницы должна быть однообразной. Ей доставляло удовольствие выполнять свои скромные обязанности врачевательницы и духовного наставника своих людей. Наблюдать круговорот времён года с фестивалями и молитвами, умиротворять тихих ками леса своими скромными подношениями. Это была спокойная жизнь, нисколько не похожая на ту, что они вели, пока была жива её сестра. Была до тех пор, пока из таинственного колодца не появилась юная Кагоме с Камнем Душ в её теле.
Она искренне любила юную девушку, думая о ней как об одном из деревенских подростков, которых следовало учить и воспитывать. Не её вина, что неприятности, казалось, следовали за ней по пятам. В данный момент как раз такая неприятность сидела у дальней стены хижины, недовольно отвернувшись от всех присутствующих. Он плюхнулся прямо на пол, насквозь мокрый, притащив за собой в её дом грязь и налипшие листья. Каэдэ молча молила ками ниспослать ей терпение.
Она посмотрела на котелок с водой, начинавший закипать. – Насколько должна быть горячей вода, дитя?
- Кипятить не обязательно, достаточно просто теплой, - последовал сумрачный ответ. Ранма сидела на полу ссутулясь, прикрывая руками впечатляющую грудь. Она уставилась в стену, отказываясь смотреть по сторонам и даже встречаться взглядом с Акане. В довершение всего, чёртово проклятье мутировало под воздействием его демонической крови.
Акане таращилась на демонессу, не зная, что сказать. Новая женская форма Ранмы была весьма необычной. Огненно рыжие волосы остались теми же самыми, но теперь её тело было покрыто золотистым пухом, шелковисто мягким на ощупь. Вместо приятной фигуры юной девушки глазам предстали умопомрачительные формы взрослой демонессы. Глаза сохранили свой цвет, но зрачки странно вытянулись. А ещё были уши, с золотистой опушкой, они задорно торчали на её голове. Пальцы Акане зудели от желания потрепать их, она заставила себя воздержаться от этого, пока Ранма пребывал в таком мрачном настроении.
Шиппо был более чем впечатлен подобными изменениями в новом знакомом. Подскочив поближе, он уставился в угрюмую физиономию Ранмы. – Ты прекрасна! – провозгласил он. – Как ты можешь расстраиваться по этому поводу?
- Я не желаю быть прекрасной! – прорычала Ранма, отпихивая лисёнка прочь. Она уткнулась головой себе в колени и продолжила предаваться жалости к самой себе.
Мироку кашлянул, прочищая горло. – Так ты говоришь, что это случается всякий раз, когда его окатывает холодной водой?
Акане кивнула. – И горячая вода возвращает ему прежнюю форму. Это проклятие источников Дзюсенко вызывает эти изменения. Думаю, нынешняя форма – это результат его новой демонической внешности. Она подошла и неловко похлопала Ранма по плечу. – Все в порядке, Ранма, это нисколько не хуже, чем было прежде.
- Вот спасибо, - саркастически поблагодарила демонесса. Акане вздохнула, она пыталась быть милой и была обижена подобным отношением. – Хватит дуться, скоро мы вернём тебя в нормальное состояние.
- И ты называешь это нормальным! – воскликнул ИнуЯша. – Это же уродство!
Кагоме мрачно посмотрела на него. – ИнуЯша, заткнись немедленно! Не заставляй его чувствовать себя ещё хуже. – Она была вместе со всеми, когда, выбежав из леса, они обнаружили ИнуЯшу, схватившего полуголую демонессу и таращившегося прямо на её грудь. Полёт ханьйо был не тем зрелищем, которое могло быстро изгладиться из памяти. – Свинья! – Он дёрнул одним ухом, но ему хватило ума не отвечать.
Ранма поднялась, в который раз чувствуя себя клоуном на арене цирка уродов, готовящимся выполнить знаменитый трюк. – Ладно, думаю, вода уже согрелась. Облей меня.
Каэдэ сняла с крюка на стене небольшой ковшик и зачерпнула воды из котелка. Почти благоговейно, она выплеснула содержимое в лицо демонессе. – Вот так просто? – Вот так просто, - подтвердил Ранма. Он облегчённо вздохнул, демон или нет, он снова был парнем.
- Меня сейчас стошнит, - прокомментировал ИнуЯша. Он встал, продолжая смотреть Ранме в лицо. – Ну что ты за урод такой.
- Я же тебе говорю, это всё долбаное проклятье! – Ранма зарычал, сжимая кулаки. Поток унижений, которым он успел подвергнуться, сумел поколебать его всегдашнее лёгкое отношение к жизни.
Ханьйо скривился. – Если бы я был ТАК проклят, я бы, наверное, покончил с собой. Я не смог бы жить с таким позором.
Ранма вспыхнул. – Ты думаешь, что сможешь избавить меня от страданий? Хотелось бы увидеть, как ты попытаешься! – он прыгнул на ИнуЯшу, и они вместе впечатались в стену.
- Прекратите это! – закричала Акане, вскакивая на ноги. Она подбежала и вцепилась Ранме в спину. – Меня тошнит от этого дерьма! – Ранма отпихнул её в сторону, пытаясь добраться до ханьйо. ИнуЯша глухо зарычал и стал обходить девушку, пробуя нанести чистый удар. Санго и Мироку отскочили с его пути, и он прыгнул, целясь Ранме в горло.
- Сидеть! – рявкнула Кагоме, выдёргивая Шиппо с того места, куда рухнул ИнуЯша. Щепки и осколки полетели во все стороны. – Сучка траханная! – взвыл ханьйо.
- Он пришёл к нам за помощью, так то ты всем помогаешь! – заорала она, отскакивая от разъярённого полудемона.
- Мне не нужна его долбаная помощь! – взорвался Ранма. Он отшвырнул Акане, которая пыталась ухватить его за руку, и вылетел за дверь. – Я разберусь с этим сам, чтоб его! – Он остановился снаружи, обнаружив себя объектом внимания удивлённых местных жителей. – Чего уставились? – рявкнул он. Они испуганно отскочили от него. Пристыженный, что напугал безобидных крестьян, он всё ещё был слишком зол, чтобы возвращаться в дом. Ранма направился в лес. – Мне не нужна ничья помощь.
Изящная маленькая белая форма шагнула ему наперерез, и Ранма застыл в ужасе. Симпатичная двухвостая кошечка с интересом смотрела на него большими мягкими глазами. – Мяу?
Ранма попятился прочь от кошмарного создания. – К-к-к-ко… - он начал заикаться, напрочь забыв и о своей ярости, и о драке с полудемоном. Кирара фыркнула, подбираясь к его ногам, и он начал чувствовать себя как на раскалённой решётке. Кошечка зашипела, уловив дуновение йоуки, скользнувшее по телу демона. Странная йоуки – опасная йоуки, а Кирару вырастили охотники на демонов. Она трансформировалась в свою полную боевую форму и вызывающе взвыла.
Ранма развернулся и кинулся прочь, ужас перед «кошачьим кулаком» овладел им, и он потерял всякий контроль над своим телом. Он бросился обратно в деревню, крича от страха, саблезубый кот позади него. Ничего не видя, он влетел прямо в лужу. ПЛЮХ!
- Всё нормально! – заорали Мироку и Шиппо, выскакивая из дверей. Санго мчалась за ними по пятам. – А ну, быстро вернулись назад, извращенцы!
Акане бросилась следом. – Ранма, ты в порядке? – Каэдэ наблюдала за ними из дверей. – Пожалуй, мне стоит подогреть ещё немного воды.
ИнуЯша стоял и просто смотрел на то, как мокрая фигуристая демонесса верещит в ужасе от маленькой кошечки. Кирара вернулась обратно в свою привлекательную форму и теперь наслаждалась погоней за своей новой игрушкой, лисёнок и монах мчались следом за ними. Полудемон почесал затылок, широченная улыбка медленно начала расплываться на его лице.
- Акане, на помощь! – завопила Ранма, прижимаясь к дереву. Она начала отчаянно карабкаться на дерево, Кирара скакнула следом, игриво атакуя новую подружку. – Ааааа! – ветка, куда они забрались, внезапно треснула, и демонесса с кошкой рухнули на землю. Там они незамедлительно оказались в руках Шиппо и Мироку, пытавшихся помочь, и Санго, пытавшейся не дать им помогать слишком усердно. Подлетела Акане и принялась спасать Ранму от Кирары, всё ещё пытавшейся по-дружески потереться о щёку демонессы.
ИнуЯша хлопнулся на землю, корчась от смеха, так что слёзы показались у него на глазах. Кагоме с отвращением посмотрела на него. – Прекращай это, - прошипела она, пиная его в бок. Ханьйо лишь захохотал ещё громче, заполняя маленькую деревню раскатами смеха.


Слабый пол сильнее сильного из-за слабости сильного к слабому.
 
AlexielДата: Вторник, 07.10.2008, 19:59 | Сообщение # 8
Бета
Группа: Проверенные
Сообщений: 335
Награды: 1
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Глава 6
Медленно просыпаясь, Ранма открыл глаза. Его первой мыслью было то, что он опять проспал, и он удивился, что Акане или Касуми не разбудили его вовремя, чтобы успеть в школу. Уставившись сонными глазами в потолок, он обнаружил грубую деревянную конструкцию, да и запахи в воздухе не имели ничего общего с утренней рутиной дома Тэндо. Постепенно он стал вспоминать, где он и что с ним произошло. Он был в прошлом, на пятьсот лет назад, в Сенгоку Дзидай. Я действительно здесь, думал он. И мне действительно пора вставать.
Он поднялся, с лёгким стоном потирая шею. Загривок, куда вчера ему вцепился бешеный ханьйо, продолжал болеть. Ранма огляделся, домик был пуст, огонь в очаге уже давно погас, оставив после себя остывший пепел. Зевнув, Ранма почувствовал себя раздражённым и голодным. – Похоже, я проспал завтрак.
Звук лёгких шагов за спиной заставил его оглянуться. Позади него стояла Кагоме с дымящейся чашкой в руках. – Замечательно, ты наконец-то проснулся, - сказала она. Присев, она протянула ему чашку. – Прости, знаю, это всего лишь лапша быстрого приготовления, но ведь ты голоден?
Он с благодарностью взял чашку в руки. – Прямо сейчас я так голоден, что готов съесть даже стряпню Акане. – Кагоме недоумённо посмотрела на него, наблюдая, как он всасывает лапшу. – Хочешь сказать, что она не умеет готовить?
Ранма улыбнулся. – Сама она скажет иначе, но будь осторожна, если она предложит приготовить что-нибудь. С её помощью я травился несчётное число раз. – Он осушил чашку и посмотрел на Кагоме, не в первый раз замечая, что более чем симпатичная девушка. – Эй, я всё хотел спросить, как ты вообще сюда попала? Просто упала в колодец, или как-нибудь ещё? Думаю, на твоём месте мне бы пришлось поволноваться.
Усмехаясь, она поднялась на ноги. – Да, что-то вроде этого, и да, поволноваться мне пришлось. Пока до меня не дошло, что через колодец я могу вернуться домой, моя семья страшно беспокоилась, после того как мой брат попытался объяснить, куда я делась. Деревенские никак не могли решить, что со мной делать, ну, по крайней мере, никто не пробовал меня обидеть. А ведь они совсем не жалуют посторонних.
Он расхохотался, представив токийскую школьницу, оказавшуюся в средневековье. – Могу поспорить, что они испугались тебя ничуть не меньше.
- Можешь сказать и так, хотя Каэдэ отнеслась ко мне хорошо с самого начала. Она даже учит меня работе с лекарственными травами, хотела бы я иметь побольше времени на это. – Её лицо помрачнело. – К сожалению, пока я здесь, мы обычно слишком заняты охотой за осколками и выслеживанием Нараку.
Юный демон поморщился. Прошлым вечером он услышал историю Камня Душ, а также узнал, что злобный демон Нараку пробует собирать его осколки. Посмотрев на руку, которой он поднял осколок Камня, он задумался над тем, что этот осколок сделал с ним. Кагоме сказала, что осколки безопасны, если она носит их с собой, и что она способна очищать их от зла своим прикосновением. Конечно, это не объясняло произошедшего с ним. Он чувствовал, что в этой истории осталось ещё много такого, что она не рассказала.
Кагоме заметила его взгляд. Этого не должно было случиться, думала она. Тот осколок был очищен, рядом с Ранмой не могло оказаться ни крупицы зла. Осквернённые осколки могли быть очень опасны, даже Мироку не рисковал касаться их раньше неё. Казалось, что Камень освободил демоническую кровь в её друге, не искривляя или искажая то, что уже в нём было. Этот Камень приносит лишь боль и страдания тем, кто его коснётся. Кагоме нахмурилась. Не в этот раз, решила она. Я не дам ему уничтожить ещё кого-нибудь. Уверена, мы найдём способ разобраться с этим.
- Что за взгляд, - подколол её Ранма. Лицо Кагоме было столь мрачным, что её с трудом можно было узнать. – Выглядишь так, будто собираешься с кем-то сразиться.
- Может быть, - усмехнулась она. Побарабанив пальцами по деревянной стене, она задумчиво продолжила. – Я просто подумала о Камне. Для нас он загадка, есть лишь отрывочные сведения о том, как он был создан, да ещё то, как он действует на демонов. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с его действием, это обязательно что-то новое.
- Вроде как со мной, ты хочешь сказать, - хмыкнул Ранма.
Кагоме улыбнулась, услышав жалкие нотки в его голосе. – Ну да. Ты, для начала, остался самим собой. Большинство демонов, которые завладевают осколками, становятся не только более могучими, но и гораздо более злобными. Может быть, Камень Душ вообще невозможно использовать в добрых целях.
- Все ли демоны – это зло? – тихо спросил Ранма. Ему нужно было знать, быть может, это лишь вопрос времени, и он неизбежно превратится в какой-нибудь ночной бродячий кошмар. Не самая привлекательная мысль.
Она задумалась над вопросом. – Нет, я так не думаю. Для начала, мы встречали немало демонов, которые не были злыми, и немало демонов, которых просто совратили осколки Камня. Возьми для примера ИнуЯшу. Он полудемон, и он – не зло. Когда я его впервые встретила, он слегка напугал меня, но с тех пор мы стали настоящими друзьями. Временами он бывает даже очень милым.
- Сучка, где ты там? – заорал голос снаружи.
- Но не прямо сейчас, - вздохнула Кагоме, закатывая глаза. – Я здесь, ИнуЯша. И нечего на меня кричать.
Ранма вышел из домика вслед за Кагоме. Мироку, Санго и Акане сидели вместе на скамейке, ИнуЯша расположился на заборе, недобро щурясь. – Ты уже сказала ему? – спросил он.
Кагоме нахмурилась, оглянувшись на юного демона. – Нет ещё, - признала она. – Случая не представилось.
- Сказала мне что? – подозрительно поинтересовался Ранма. Акане усмехнулась и подошла к нему. – Пока ты спал, мы тут посоветовались, - она кивнула в сторону Мироку и Санго, - насчет твоей проблемы. Санго считает, что кровь твоих предков-демонов была запечатана каким-то заклятьем, и что осколок Камня всего лишь освободил её. Если это правда, то должна быть возможность восстановить заклятье, и тогда ты сможешь вернуться домой и не бояться сойти с ума и кого-нибудь ранить. Разве это не здорово?
Он почесал голову. – Ну да, наверное, только как его восстановить? Если мы даже не знаем точно, что со мной сделал осколок? – ИнуЯша презрительно фыркнул. – Не важно, что он там сделал, важно, что это уже сделано. Лучше учись жить как йокай, от этого не сбежишь.
- Я не сбегаю, - огрызнулся Ранма. – Я просто не хочу быть демоном, если есть способ вылечить это, я его найду. – Он не знал, как объяснить остальным то холодное чуждое чувство, что затопило его во время схватки с ИнуЯшей. Ещё более загадочными и устрашающими были вещи, которые он видел. Казалось, что его выдернули и запихали в чьи-то воспоминания. Он не имел понятия, кому они принадлежали, но они были холодные и злобные. И он точно знал, что не хотел бы почувствовать всё это опять.
- Идиот, - пробормотал ИнуЯша, глядя в небо. Тупой салага, даже не знает, о чём говорит. Сам он знал только один способ, как сделать из демона человека. Использовать Камень Душ. Так или иначе, он сильно сомневался, чтобы Нараку отдал им свои осколки в ответ на вежливую просьбу о помощи. Мироку подтолкнул Санго локтём. – Скажи ему остальное. – Охотница улыбнулась Ранме. – В деревне, где я выросла, мы слышали немало историй о разных видах йокай. Частью правдивые, часть из них – просто легенды. Мой отец рассказывал мне о старой женщине, что жила в западных горах. Возможно, именно от неё в нашей деревне оказалось столько информации о магии йокай и разных проклятиях. Если бы она была жива, она могла бы рассказать тебе, что с тобой произошло, а может, даже и обратить изменения вспять.
Да уж, надеяться на это, думал Ранма. Старая женщина, которая может быть ещё живой, а может быть и нет. Если она вообще существовала. Которая может помочь ему, если им удастся вначале её отыскать. – Какого чёрта. Если это всё, что мы имеем, то я попробую её найти. В любом случае, это лучшее, что у меня есть.
- Мы поможем тебе найти ёё, - сказала Кагоме, широко улыбаясь. Он усмехнулся в ответ. Акане взяла его за руку. – Вот видишь, Ранма, тебе не придётся разбираться с этим в одиночку.
- Ну как вы, закончили со всей этой слезливой чепухой? – скучающим тоном поинтересовался ИнуЯша. Кагоме мрачно посмотрела на него. – А что? Мы тебя, случайно, не смущаем? – Он сверкнул зубастой ухмылкой в ответ, вынимая меч. – Ну что ты. Просто мой нос подсказывает мне, что приближается что-то уродливое, вот меня и заинтересовало, будем мы с ним драться, или просто пожмём и ему руку тоже?
Ранма внезапно насторожился, ветер донёс до него весьма неприятный запах. ЭТО воняло похуже канализационного стока. – Ну парень, - сказал он, зажимая нос. – Кто-то весьма крут, от кого может так нести? – ИнуЯша взглянул на него с любопытством, остальные – с недоумением. – Я ничего не чувствую, - мягко заметил Мироку.
Ханьйо оценивающе усмехнулся Ранме. – Ну, по крайней мере, нюх у тебя есть, в отличие от большинства. Давай за мной, салага, похоже, у нас появилась компания. – Они почти достигли границы леса, когда запах внезапно усилился. Ранма прикрыл рот рукавом. Инуяша с жалостью посмотрел на него. – Нос прикрой, придурок. Не хватало ещё, чтобы тебя тут вывернуло.
Юный демон сделал несколько глубоких вдохов через рот. – Не беспокойся, не вывернет. Что это за хрень? – ИнуЯша почесал голову, внимательно вглядываясь в лес. – Не уверен, - сознался он. – Большинство примитивных демонов неприятно пахнут, но у этого – явные проблемы с персональной гигиеной. Да он просто чемпион… - его глаза расширились, и он отскочил в сторону, грязная глыба плоти плюхнулась на то место, где он только что стоял. Вонь усилилась, Ранма был буквально сбит запахом с ног.
Подбежавший следом Мироку рухнул позади него, тяжело дыша. Перед ними из леса медленно выкатывалась тухлая груда костей и кусков мяса. Липкая поверхность сочилась гнилью, и всё это ползло прямо на них. Санго возникла перед Ранмой и Мироку, надетая маска защищала её от запаха. - Быстро вставайте, - торопливо зашипела она. Ухватив полубессознательного монаха за рукав, она рывком поставила его на ноги. К этому времени ИнуЯша уже стоял рядом с деревьями, прикрывая рукавом свой чувствительный нос. – Санго, - крикнул он. – Сможешь его достать?
- Ещё бы знать, где у него жизненные органы, - отозвалась она, доставая из-за спины бумеранг. Целясь в середину монстра, она сделала мощный бросок. Бумеранг прорубился сквозь массу плоти и костей, вылетев с другой стороны. К изумлению Санго, чудовище продолжило двигаться на неё, края нанесённой раны моментально сомкнулись. – Не получается! - заорала она, отскакивая назад. – Проклятье, эта гадость ползёт прямо в деревню.
Казалось, тварь не обращала на них внимания, просто двигалась вперёд, истекая слизью и оставляя позади себя широкий кровавый след. Мироку тяжело оперся на плечо Санго. – Это не демон, он даже не живой, - выдохнул он. – Я не чувствую в нём присутствия ни ки, ни йоуки.
- Замечательно, - пробурчал ИнуЯша, подходя к ним. – И как убить того, кто даже не живой? – Мироку мрачно выпрямился. – Отойдите назад, я воспользуюсь Kazaana («Воздушной Дырой») и всосу эту дрянь, по крайней мере, в деревню она не попадёт.
Санго схватила его за плечо, когда он пошатнулся. – У тебя ничего не выйдет, ты и на ногах-то от вони едва стоишь. Тебя засосёт вместе с монстром.
- Чтоб его, - проворчал хмурый ИнуЯша. – Ненавижу использовать Тетсусайгу для таких вещей, но не похоже, чтобы у нас был выбор. – Он шагнул прямо перед липкой массой, сосредотачиваясь. - Kaze no Kizu! («Рана Ветра»)! – крикнул он, нанося клинком могучий удар.
Взрыв разнёс массу на куски, отправив лететь ошмётки гниющей плоти обратно в лес. Ханьйо пытался использовать минимальное усилие, рассчитывая в результате на лёгкое землетрясение вместо полной мощи прямого удара Тетсусайги. На месте мерзкой твари осталась огромная трещина в земле. Куски мяса продолжали сыпаться им на головы, липкие и вонючие. Он взмахнул мечом, стряхивая отвратительные останки. – Мда, получилось грязно.
Ранма мягко присвистнул, впечатлённый мощью, выпущенной клинком. Пытаясь очистить лезвие от липкой пахучей массы, полудемон описал мечом изящный полукруг, и внезапно мысли из головы Ранмы куда-то исчезли, оставив его заворожённым сияющей катаной. Он забыл, кто он, время остановилось, остался лишь блеск лезвия Тетсусайги. Он рухнул на колени, бессознательно поднимая подбородок повыше, как если бы ожидал, что, пропев в воздухе, клинок снесёт ему голову с плеч круговым движением.
- Что за хрень?! – ИнуЯша почувствовал, как меч начал резко пульсировать у него в руках. Клинок дико завибрировал, издавая тонкий визг, в котором ему даже почудился гнев. Ранма стоял перед ним на коленях с откинутой головой, как будто хотел, чтобы лезвие нашло его горло. – НЕТ!!! – заорал ИнуЯша, пытаясь вывернуть катану прочь от салаги. Чёртова штука хотела его, полудемон никогда прежде не чувствовал подобного, но сейчас точно знал, что клинок жаждет крови Ранмы. ИнуЯша рванул меч назад и со всей силы воткнул его в землю. Визг оборвался, катана трансформировалась в свою спокойную спящую форму.
Ранма не заметил усилий ханьйо. Его глаза были широко раскрыты и пусты, он не видел сражения ИнуЯши с Тетсусайгой, не слышал голосов Санго и Мироку, зовущих его по имени. Всё, что он видел, это продуваемое ветрами ущелье, и твёрдые камни под коленями. Сбитый с толку, он попытался стряхнуть наваждение и обнаружил, что не может даже двинуть головой. Его тело застыло, его ребра были слишком тяжелыми, чтобы дышать. Беспомощный, он поднял взгляд, чтобы увидеть приближающееся лезвие. Внезапно его сердце наполнилось ненавистью и печалью, когда он попытался увидеть лицо своего палача. В тот миг, что он посмотрел в странные золотые глаза воина, из его горла вырвался крик, и его окутала тьма.
- С ним всё будет в порядке? – спросила Акане, стоя на коленях рядом с бесчувственным телом Ранмы. – Что с ним произошло?
- Мы не знаем, - ответил ей Мироку. Он наклонился, чтобы приподнять демону веко на одном из глаз. Зрачок был сужен, но дышал он глубоко, его грудь вздымалась и опускалась. – Эта тварь даже не была живой, и она не коснулась Ранмы. Я слышал о таких вещах прежде, примитивные демоны умирали, но их тела продолжали двигаться, поглощая всё на своём пути. Дух покидал их, оставляя лишь ходячие трупы. Но я не слышал, чтобы эти вещи достигали таких размеров, они успевали сгнить задолго до этого.
- Кто-то напустил его на нас, - ожесточённо проговорил ИнуЯша. – Я не думаю, что это простое совпадение. Кто-то откормил эту штуку до таких размеров, прежде чем отправить её атаковать деревню. И я знаю лишь одного монстра с подобным чувством юмора.
- Думаешь, это Нараку? – тихо спросила Кагоме. – Он хотел заодно атаковать и Ранму?
ИнуЯша пожал плечами. – Какого чёрта ты меня спрашиваешь? Я не знаю, что творится у Нараку в голове. Ранма ни с того ни с сего брякнулся на колени, тупой салага умолял меня убить его. Точнее, умолял кого-то убить его, мне еле удалось справиться с Тетсусайгой.
Акане отжала тряпку в котелок с водой, который принесла ей Каэдэ. Холодная вода была бы предпочтительней, но она решила, что Ранма едва ли будет счастлив, проснувшись, обнаружить себя в проклятом женском теле. Вода была теплой настолько, чтобы не вызвать изменений. – Он не стал бы просить тебя убить его. Я не могу в это поверить.
- Если бы ты видела его, ты бы поверила, - заметила Санго. – Он кричал тебе, ИнуЯша? Мне показалось, он произнёс твоё имя.
- Нет! – отрезал он, его лицо внезапно вспыхнуло. Сидевшие вокруг удивлённо посмотрели на него. Он вскочил и вышел из домика. – Крикните, когда салага проснётся. У меня есть пара вопросов по поводу его долбаного проклятья. – Тёплый вечерний бриз скользнул по его лицу, играя волосами. Нахмурившись, он уселся на ближайший забор. Придурок кричал, да, и чёрт возьми, хотелось бы знать, где он услышал это имя. Как только Ранма оклемается, он приложит все усилия, чтобы выколотить из юного демона правду.
Кагоме помрачнела, ИнуЯша был явно более груб, чем обычно. Она потянула Санго за рукав. – Оставим Акане присматривать за Ранмой, от того, что мы сидим вокруг, лучше ему не станет.
Акане с благодарностью посмотрела на неё, кажется, Кагоме поняла, как тяжело ей разбираться со всем этим. После того, как остальные вышли наружу, Акане протянула руку и пробежалась пальцами Ранме по щеке. Кроваво-красные метки ярко выделялись на его бледном лице. Акане отжала теплую воду из тряпки и аккуратно протёрла ему лицо и шею. Кожа Ранмы была холодной на ощупь, и всё же он продолжал потеть. Осторожно расстегнув его рубаху, она стала вытирать испарину, ровным слоем покрывавшую его тело. Он вздрогнул от её прикосновения, и она положила ему руку на грудь, успокаивая. – Ранма?
- Что со мной случилось? – Ранма открыл глаза, с усилием сосредотачиваясь на её лице. – Акане, ты в порядке? Должно быть, я отключился или что-то в этом роде. – Его рука накрыла её ладонь, прижимая к груди. Она улыбнулась и наклонилась, чтобы откинуть прядь волос с его лица. – Теперь всё замечательно, - сказала она. – Ты что-нибудь помнишь?
- Нет, - мягко ответил он. – Я не сделал ничего ужасного? – Акане покачала головой. – Конечно нет. Санго сказала, что ты впал во что-то вроде транса. Они принесли тебя обратно в деревню несколько часов назад.
- Часов? – он был в недоумении, он не думал, что так долго был в отключке. Расслабившись, он закрыл глаза. Он чувствовал, что Акане ждёт от него ответов. Хотел бы я их знать, усмехнулся он про себя.
- Он проснулся? – в дверной проём заглянула Кагоме. Услышав голос Ранмы, она решила проведать своих друзей. Он улыбнулся в ответ. – Да, я всё ещё здесь.
- Вот жалость то какая, - сказал ИнуЯша, глядя на него поверх головы Кагоме. Взглянув в лицо ханьйо, Ранма дёрнулся, как от удара, и вскочил на ноги. – Сукин сын! – заорал он. – Ты хотел отрубить мне голову, да? – видения вновь нахлынули на него, он услышал свист клинка перед ударом. Ничего не видя, он рванулся к Инуяше, но Акане схватила его за рукав.
- Ранма, послушай себя! – торопливо заговорила она. – Там были Санго и Мироку, они видели, как он воткнул клинок в землю, чтобы не дать ему добраться до тебя.
ИнуЯша фыркнул. – Если бы я захотел убить тебя, салага, мы бы с тобой сейчас не разговаривали. – Он уселся на пол напротив него, пристально глядя в глаза. – Почему бы тебе не рассказать, что случилось на самом деле? Ты даже не знал, что мы там были, ты был где-то ещё. Говори.
Юный демон посмотрел на свои руки, избегая взгляда ИнуЯши. – Я ничего не помню, - мрачно ответил он. Он почувствовал пожатие руки Акане. – Санго сказала, что ты закричал перед тем, как потерять сознание. Это было имя. Ты помнишь его?
Ранма нахмурился. – Это был…, Акане, это был просто сон. Он ничего не значил. На секунду мне показалось, что я - это кто-то другой, и какой-то парень стоял передо мной со здоровенным мечом. Я знал, что он убьёт меня, и не мог пошевелиться, не мог защитить себя.
Он закрыл глаза. – Я не хотел защищаться, я хотел, чтобы это поскорее закончилось. – Он сжал её руку. – Я хотел, чтобы он меня убил, - мягко произнёс он. – Я хотел умереть, потому что мне было слишком стыдно жить. Я никогда не чувствовал раньше ничего подобного. И ОН это знал, я видел это в ЕГО глазах.
- Как он выглядел? – спросил ИнуЯша с непроницаемым лицом, не отрывая взгляда от точки на стене за спиной Ранмы. Юный демон задумался. – Он был в доспехах, волосы заплетены во что-то вроде длинной косы. – Парень хмыкнул. – Теперь, когда ты спросил об этом, мне кажется, что он здорово напоминал тебя. Вот почему я решил, что ты напал на меня. А что? Ты его знаешь?
Ханьйо поднялся и подошёл к двери. Выйдя из дома, он глубоко вздохнул, не решаясь обернуться к недоумевающему демону. – Его звали ИнуТайшо, ты выкрикнул его имя перед тем, как отключиться. Он мёртв, можешь не бояться, что он придёт за тобой.
- ИнуЯша? – прошептала Кагоме, поражённая схожестью имён. – Да, Кагоме. Это был мой отец, - ответил он, не глядя на неё.
- И откуда же у Ранмы могли появиться сны об отце ИнуЯши? – Мироку улегся на боку рядом с очагом. С приближением ночи деревня затихала. Задумавшись над вопросом, Кагоме вздохнула, потягиваясь, вытянула ноги во всю длину. Мироку украдкой скользнул взглядом вдоль их линий, тут же отведя глаза на тот случай, если заметит Санго. – Ты должна признать, это весьма странно.
Кагоме закинула волосы за плечо. – Думаю, да. ИнуЯша не желает говорить об этом. Никогда не рассказывал о своём отце, сказал только, что тот умер вскоре после его рождения. Печально, моего отца не стало много лет назад, но я хотя бы знала его. Не могу представить себя не помнящей его голоса, или как он выглядел.
- А его брат, что, ничего ему не рассказывал? – Санго лениво водила ногтем по полу, отслеживая пальцами рисунок волокон.
Мироку ухмыльнулся. – Ну ты же его видела. Как думаешь? Даже если в последнее время Сещёмару и решил не убивать его, он ясно дал понять, что всего лишь подбирает подходящие место и время. Не думаю, что это даёт возможность для душевного разговора.
- Пожалуй, ты прав, - вздохнула Кагоме. ИнуЯша куда-то скрылся на весь вечер, ясно дав понять, что не хочет развивать эту тему дальше. Он может быть таким упёртым, раздражённо думала она. Лёгкие шаги привлекли её внимание, Акане и Ранма возвращались с прогулки. Будучи осыпанным смердящими ошмётками напавшей на них дохлой твари, юный демон жаждал принять ванну. Взглянув на демонессу, она постаралась скрыть ухмылку. По собственному опыту она могла сказать, что река была ОЧЕНЬ холодной.
Все ещё мокрая, Ранма плюхнулась на пол и огляделась со смущённой улыбкой. Санго уставилась на неё, широко раскрыв глаза. – А это больно, меняться вот так, взад-вперёд? – Демонесса ухмыльнулась, сверкнув жемчужно-белыми клыками. – Неа, никогда не было больно, временами просто немного неудобно. На секунду кажется, что слегка покалывает кожу, а больше ничего не замечаю. Думаю, что всё происходит слишком быстро, потому и не болит.
Шиппо запрыгнул её на колени. – Чего тебе надо, коротышка? – Кицуне потёрся о её грудь. – Ты такая мягкая, напоминаешь мне мою Окаа-сан. – Демонесса покраснела, Акане закашлялась, пытаясь не расхохотаться. – Знаешь, Ранма, я думаю, это был первый раз, когда ты кому-то напомнила его маму.
Она решила оставить комментарий Акане без ответа. Протянув руку над головой лисёнка, Ранма зачерпнула ковшиком воду из гревшегося над огнем котелка. – Всё ещё напоминаю тебе твою маму, малыш? – Лисёнок сморщил нос, отворачиваясь от демона. – Нет, - вздохнул он, забираясь на колени Кагоме. – Да и пахнешь ты уже не так приятно.
Кагоме принялась расчёсывать ему волосы. – Он не хотел тебя обидеть, Ранма. Не так давно он потерял своих родителей. Многим йокай не получается прожить здесь долго.
- До меня начинает доходить, - он всё ещё был расстроен, не понимая своих причудливых видений. Ему здорово полегчало после купания, казалось, холодной водой смыло все страхи и призраки. Он выдал Акане свою обычную самоуверенную ухмылку. – Всё же мне хотелось бы знать, почему отец ИнуЯши хотел меня убить.
- Может, потому, что ему нравилось убивать, - холодно ответил ИнуЯша. Все повернулись, глядя на ханьйо. – Уж не знаю, почему ты видел то, что видел, салага, но будь уверен, это звучит похоже на моего старика.
Кагоме нетерпеливо посмотрела на него. – Ты что-то вспомнил насчёт него?
- Конечно нет, глупышка, - отмахнулся он. – Это не значит, что я не слышал историй. Ты думаешь, что Сещёмару – это твёрдая задница, поверь мне, он даже рядом не стоял. Расспроси как-нибудь Миёгу, если этот бесполезный придурок когда-то появится.
ИнуЯша улёгся на пол, повернувшись к людям и Ранме. – Всё, что я знаю, так это, что был он адский ублюдок. Демоны к западу отсюда до сих пор не смеют громко произносить его имя. Одна из причин, почему я туда никогда не возвращался. Кому охота всё время слышать, что его отец был кровожадным маньяком.
- И ты никогда не возвращался домой, ни разу? – спросила Санго. Ханьйо пожал плечами. – Нет, конечно. И зачем? Я даже родился не там. Вот Сещёмару, тот да, но едва ли его можно считать семьёй, которую жаждешь обрести. Я знал это даже прежде, чем он решил стать занозой в моей заднице из-за Тетсусайги. Я и видел его до этого всего один раз, когда моя мать умерла, он нанёс мне визит, чисто чтобы посмотреть на меня. Сказал, что я принадлежу к людям, этим слабакам, и что он постарается забыть о том, что я когда-то родился.
- И что ты сделал? – тихо спросила Кагоме. Ей ещё не приходилось видеть ИнуЯшу, откровенно рассказывающего о своей семье, она хотела засыпать его вопросами, но боялась, что он снова замкнётся. Он задумался, не замечая, какое внимание к себе привлёк. – Я попросил его забрать меня с собой, мне не слишком нравилась семья моей матери. Они думали, что она совершила что-то позорное, влюбившись в моего старикана и родив ребёнка-полукровку.
- Как ужасно, - выдохнула Акане. Ранма, не отрываясь, смотрел на огонь, пытаясь представить себе, что бы он чувствовал сам. ИнуЯша усмехнулся, глядя на них. – Ой, да перестаньте вы. Мне не нужна ваша жалость, ни тогда, ни теперь. Сещёмару просто влепил мне затрещину, перед тем как уйти.
Кагоме решила, что это определённо звучит похоже на брата ИнуЯши. – Сколько тебе было лет?
- Пять, я думаю, - он взглянул на неё, и выражение его лица слегка смягчилось. – Не бери в голову, Кагоме. Для меня это старая история. Когда я достаточно подрос, я отправился своей дорогой. Деревни моей матери уже давно нет, её разрушило землетрясением много лет назад.
Ранма подпёр кулаком подбородок. – И ты никогда не интересовался своим отцом, просто поверил историям, которые о нём рассказывали?
ИнуЯша взглянул на него. – А зачем мне это. Он для меня ничего не значит. Ему следовало быть осторожнее и не дать себя убить. В любом случае, небольшая потеря.
- Ух, - сказал Ранма, слегка удивлённый отношением ханьйо. Его собственный отец был хитрым, двуличным и малодушным трусом, и всё же Ранма не думал, что смог бы так отмахнуться от смерти Генмы. Может быть, йокай не чувствуют к своим родителям то же, что и люди?
Ханьйо разлёгся на полу, закинув руку за голову. – Как я сказал, это уже старая история. Старикан мёртв уже лет сто, нет смысла тратить время на прошлое.
- А? – ошарашено посмотрела на него Кагоме. – Что ты имеешь в виду, мёртв уже лет сто? Какого чёрта, сколько тебе лет, ИнуЯша? – Он нахмурился, очевидно, пытаясь сосчитать. – Не знаю, я должен включать то время, что провисел, прибитый к тому дереву?
- Да, ты должен включать то время, что провисел, прибитый к тому дереву, - отрезала она. – Нуу, дай подумать. Что-то около…. девяноста лет?
Мироку ухмыльнулся. – Друг мой, ты прекрасно сохранился. – Кагоме гневно посмотрела на него. – Поверить не могу, и всё это время ты даже не сказал мне, какой ты старый. О чём ты только думал?
- Хэй, демоны стареют иначе! – прорычал он. – Большое, нахрен, дело, вон Сещёмару, разменял вторую сотню лет. Ты не заметила, он стал медленнее?
- Неважно, ты должен был сказать нам! – Он вскочил, раздражённо глядя на неё. – Ну хватит, я уже устал от этого дерьма. Я буду спать снаружи! – Кагоме проследовала за ним до двери. – Ну и чудесно, не будем тебе мешать, сопляк нахальный.
- Я что-то пропустил, - пробормотал Ранма. Акане скрыла улыбку от сердитого взгляда Кагоме, Санго и Мироку сделали то же самое, их глаза весело блестели. – Я тебе завтра объясню, - сказала она.


Слабый пол сильнее сильного из-за слабости сильного к слабому.
 
AlexielДата: Вторник, 07.10.2008, 19:59 | Сообщение # 9
Бета
Группа: Проверенные
Сообщений: 335
Награды: 1
Репутация: 9
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Soa, не нужно для каждой ГЛАВЫ создавать новую темку, нужно просто добавлять главы в ту тему, где начат фик)

Слабый пол сильнее сильного из-за слабости сильного к слабому.
 
SoaДата: Суббота, 01.11.2008, 23:15 | Сообщение # 10
Заглядывает в окошко
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Ушел
Спасибо! happy

Добавлено (01.11.2008, 23:15)
---------------------------------------------
Глава 7
- Спасибо вам за помощь, добрые люди – вежливо поклонился улыбающийся монах. – Будда да благословит вас процветанием и здоровьем.
Группа крестьян вежливо поклонилась Мироку в ответ, не переставая при этом коситься на его странных компаньонов. Женщины казались обычными людьми, хотя и странно одетыми. Вот от диковато выглядевших юношей следовало держаться подальше. Точно демоны, шептались между собой крестьяне. Один из них улыбался им, думая, очевидно, что этим он их успокаивает. Другой мрачно хмурился, явно решая, отпустить ли их с миром или съесть на месте.
- Тебе обязательно запугивать каждого встречного до мокрых штанов? – раздражённо поинтересовался Ранма.
- Ба, да они боятся тебя точно так же, как и меня, - поддел его ИнуЯша. – Привыкай, салага. Они боятся всех демонов, улыбка ничего не меняет.
- Извини, никак не привыкну к тому, что обычные люди шарахаются, увидев меня, - отрезал Ранма. – Может, тебе на это и плевать, но мне это не нравится. – Их путешествие на запад длилось уже неделю, каждый селянин, который встречался им по пути, или в страхе убегал от них, или стоял на месте, трясущийся от ужаса, при одном взгляде на него или ИнуЯшу. У этой группы фермеров была причина остаться, подумал он, скривившись. Похоже, они направлялись на рынок, чтобы продать товары и продукты, а с ручными тележками далеко не убежишь.
Вернулся Мироку. – Хорошая новость, дальше по дороге есть деревня, где мы можем пополнить свои запасы. Плохая новость, до этой деревни два дня пути. – Он ухмыльнулся в ответ на раздражённые взгляды своих компаньонов. – Придется нам заночевать здесь.
ИнуЯша хмыкнул. – Не, Мироку, не пойдёт. До заката ещё три часа, нет смысла тратить их впустую.
- Большая часть из нас устала до смерти, - зло заметила Кагоме. Акане кивнула, соглашаясь. – Мои ноги меня убивают, - прошептала она на ухо Санго. Симпатичная охотница усмехнулась. – Скоро привыкнешь, Акане. Ты уже неплохо справляешься для того, кто не привык жить на природе.
- Вечно вы, парни, устаёте, - сказал ИнуЯша, преисполненный демонического превосходства. – Я мог бы идти без остановки целыми днями. – Кагоме закатила глаза. – В таком случае, почему бы тебе не пойти и не найти чего-нибудь свежего на ужин. Меня уже тошнит от риса и корешков, а тебе явно силы некуда девать.
- ИнуЯша, можно я пойду с тобой? – Шиппо запрыгнул ему на плечо. Ханьйо усмехнулся. – Ну, большую часть времени от тебя нет никакого толку, но думаю, даже ты мог бы добыть кролика. Если он не будет в боевом настроении. – Он взглянул на Ранму. – Ты как насчёт небольшой разминки?
Ранма сложил руки на груди. – Согласен. Что ты предлагаешь?
- Просто держись рядом. Если сможешь, этого будет достаточно, - ИнуЯша внезапно развернулся и метнулся в лес, Шиппо пискнул, вцепившись ему в волосы в отчаянной попытке удержаться у него на спине. Ранма помедлил секунду, сомневаясь в том, что идея удачная, прежде чем последовать за ним, неровно двигаясь среди деревьев.
Акане посмотрела ему вслед. – С ними всё будет в порядке? – Кагоме пожала плечами, начиная распаковывать свой рюкзак. – Ну, ИнуЯша определённо не собирается убить его и оставить в лесу, если ты это имеешь в виду.
Коротко стриженая девушка присела позади Кагоме. – Я знаю, просто это как-то странно. Ранма какой-то сам не свой, постоянно оглядывается через плечо, как будто ожидает чьего-то нападения. Обычно он не такой нервный и дёрганый.
- Инстинкты йокай, - сказала Санго, начиная разводить костёр. – Они все такие. Акане, он не дёрганый. Он настороже, определённо неплохая вещь в наши времена.
Акане задумалась. – Как-то в голову такое не приходило. Должно быть, для него всё это очень странно. Ранма сказал, что теперь он чувствует все запахи, видит лучше, чем прежде, да и слышит тоже. Кажется, что все его чувства проснулись, думаю, на его месте я была бы ещё более раздражительной.
- Меня беспокоят не его чувства, - сказал посерьёзневший Мироку. Он подошёл, присаживаясь между Кагоме и Акане. – Меня беспокоит его демоническая сущность, когда она проявляется. Кагоме один раз удалось его остановить, но в следующий раз может и не получиться. Твоему другу следует научиться контролировать себя.
Акане печально опустила глаза. – Как Ранма может контролировать что-то подобное. Он даже не знает, кто он.
Кагоме кивнула. – Мироку, это как ярость ИнуЯши, Ранма не помнил, кто он или кого он ранил. Думаю, он с радостью поубивал бы всех в доме. Не знаю, шок ли это от пробуждения крови йокай или какое-то влияние Камня.
- Вполне может быть, - заметил Мироку. Монах задумчиво посмотрел на небо. – Думаю, нам просто следует приглядывать за ним, день за днём, пока мы не найдём кого-то, кто сможет ответить на его вопросы, - он похлопал Акане по спине. – Не беспокойся, мы не оставим тебя или Ранму разбираться с этим в одиночестве.
Акане благодарно улыбнулась монаху. – Ты такой милый, - начала она, когда его рука скользнула по её спине ниже пояса. Её лицо внезапно вспыхнуло, Мироку ухмыльнулся, плотно тиская её зад, его глаза плутовски блеснули. – Ты хентай! – выдохнула Акане. Она отскочила от монаха, размахнулась и вырубила его одним ударом кулака.
- Неудачное движение, хоши-сама, - пробормотала Санго, глядя в лицо лежавшего без сознания Мироку. Извращенец продолжал улыбаться!
Кагоме хихикнула. – Санго, я не упоминала о том, что Акане тоже занимается боевыми искусствами? Должно быть, это выскочило у меня из памяти.
Олень замер, изогнув изящную шею, чувствуя присутствие хищника рядом. ЕГО уши шевельнулись при виде первых признаков паники животного. Тёплый запах оленя заполнял ЕГО ноздри, живой, завораживающий. Карие глаза внимательно осматривали подлесок, отыскивая наблюдателя, мускулы были напряжены, желто-коричневая шкура слегка подрагивала. ОН подобрался поближе, двигаясь бесшумно, как и полагается плотоядному, такому как ОН. Чувствительные копыта упёрлись в землю, ноздри раздулись, и животное скакнуло в ЕГО сторону. Шиппо заверещал, прижимаясь к земле, олень пролетел прямо над ним.
ИнуЯша выскочил из засады, захватив когтями голову оленя и аккуратно свернув ему шею. – Шиппо, вот как ты представляешь себе преследование? – поинтересовался он, с отвращением глядя на лиса. – Дерьмо, почему бы тебе было не взять флаг побольше и не помахать ему, чтобы он точно знал, где ты там есть? И ты называешь себя демоном?
- Я кицуне! – сердито ответил Шиппо. – Мы не играем в большие игры вроде оленей. Я тебе уже говорил! Нечего наскакивать на меня из-за того, что ты ждешь, чтобы я делал что-то, чего я не знаю! Ты же знаешь, я не пёс.
- Тебя и лисом не назовёшь, - фыркнул ИнуЯша, подтаскивая оленя за ногу. – Ранма, так и будешь там стоять, или всё-таки поможешь? – Юный демон подошел к нему. – Ты уверен, что не захочешь обкусать меня так же, как Шиппо?
Полудемон проигнорировал его. Ранма ухватил оленя за одну из ног, помогая ИнуЯше подвесить тушу на дерево. – Целый он нам ни к чему, - пояснил ханьйо. – Я отрежу лучшие куски, и мы отнесём их в лагерь. В любом случае, теперь у нас хватит еды на несколько дней.
- Разве это не расточительство - оставлять гнить здесь целую тушу? – Ранма с сомнением посмотрел на большое животное. – А, здесь множество тварей, которые смогут оценить халявную еду. Что, не слышишь, как они уже подбираются?
Ранма напряг слух. От усилия уши, заполненные лесными шумами, начали зудеть. Он отрицательно покачал головой. – Нет, я их не чувствую.
- Идиот, - проворчал ханьйо. – Отойди, кровь стечёт быстро, можешь извозиться. Он резанул тушу острыми когтями, вспоров оленю глотку. Поток крови выплеснулся на землю.
- Еееввввввв, - отворачиваясь, простонал Шиппо. ИнуЯша издевательски усмехнулся. – Коротышка, я не думал, что тебя от этого замутит.
Зачарованный, Ранма уставился на окровавленную землю. Темная лужа под оленем блестела в лучах закатного солнца, раскрашивая подлесок изумительным багрянцем. Его нос шевельнулся, пробуждённый к жизни густым запахом горячей крови, и его рот начал заполняться слюной. У него странно зашумело в ушах, он почувствовал лёгкость, как если бы выплыл из своего тела.
- Эй! – ИнуЯша пристально посмотрел на него. – Ты что, свалиться собрался? – Юный демон уставился на него в ответ, вырванный из глубокого транса. Он заморгал и потёр себе ладонями лицо, щёки были горячими, лоб покрывала испарина, несмотря на прохладный вечерний ветер.
- Я в порядке, - сдавленно ответил Ранма. – По-моему, мне нужно немного посидеть, вот и всё, -
почувствовав слабость в коленях, он прислонился к ближайшему дереву, пытаясь не обращать внимание на запах остывающей оленьей туши. ИнуЯша нахмурился. – Ты когда ел в последний раз?
Ранма раздражённо посмотрел на него. – Глупый вопрос, я завтракал сегодня вместе с тобой, не припоминаешь? Ты ещё вылил на меня котелок, когда я попросил тебя передать мне кувшин воды, - он снова «поплыл», лёгкий вечерний ветерок застал его врасплох, донёсшийся до него запах крови снова заиграл его исказившимися чувствами. Он закрыл глаза и громко сглотнул, что-то было неправильным, он чувствовал себя так странно и неуверенно.
- Мда, - сказал ханьйо. Он схватил Шиппо и закинул его на дерево рядом с подвешенным оленем. – Хэй, что это за гениальная идея?!!!!
- Просто сиди там, Шиппо, - коротко ответил ИнуЯша. – Нам с Ранмой надо немного прогуляться. Ты даёшь кому-нибудь добраться до оленя, а потом я дарю Кагоме симпатичную меховую шапочку. Улавливаешь мою мысль?
- Куда мы пойдём? – слабым голосом поинтересовался Ранма. Он слегка обеспокоился, когда ханьйо грубо схватил его за руку и поволок вглубь леса. – Разве нам не нужно возвращаться в лагерь?
- Нет, это последнее место, куда я сейчас хочу тебя вести, - отрезал ИнуЯша. Он принюхался. – Хорошо, теперь уже недалеко. Теперь слушай, Ранма. Ты должен съесть кое-что прямо сейчас. Я не могу позволить тебе вернуться к Кагоме и остальным до тех пор, пока ты с ЭТИМ не разберёшься.
- Какого чёрта, о чём ты говоришь? – Ранма остановился, вырвав руку из захвата. Он всё ещё чувствовал слабость, но уже не настолько, чтобы позволить полудемону таскать его за собой, как беспомощную куклу. – Что у тебя за проблема?
- Ты – моя проблема, - огрызнулся ИнуЯша. – Ты – чёртов демон, и ты даже не знаешь, что творится у тебя внутри. Демоны не питаются человеческой пищей, по крайней мере, не всё время.
Ранма вытаращился на него. – Ты придурок, и что же мы тогда едим? – Впереди что-то шевельнулось, и он ощутил, как его тело сжалось. Медленно повернув голову, он увидел ещё одного оленя, в этот раз - огромного быка, который стоял и смотрел прямо на него. Ноздри животного гневно раздулись, олень начал рыть копытом землю, вызывая его на поединок. Ранма почувствовал, что его горло сжалось. – Что со мной происходит? – прошептал он стоявшему позади ИнуЯше.
Его тело снова зажило собственной жизнью, он никогда не ощущал ничего подобного прежде. Он стал приближаться к разъяренному оленю, чувствуя себя при этом впавшим в какой-то болезненный транс. Он хотел его убить, хотел до боли.
- Давай, - напряженным голосом произнёс ИнуЯша. – Возьми его. Теперь ты хищник, и он это тоже знает. Ты должен убить его, чтобы съесть.
- Съесть? – инстинкты бурлили у него внутри, йокай и человек боролись за господство. Ты должен убежать, молча умолял он оленя. Ты должен убежать, прежде чем мне придётся сделать ЭТО, я не убийца, только не так. Только НЕ ТАК. Удар сердца, другой, и он уже знал, что человек проиграл эту битву. Бессвязно крича, он атаковал. Бык наклонил свою голову, чтобы встретить его и нанизать на рога. Двигаясь подобно молнии, Ранма запрыгнул зверю на спину и рванул его когтями. Олень взревел от боли, теперь устрашённый, желая избавиться от дикоглазого демона, вонзившего свои когти в его плоть.
Ранма повалил быка на землю, терзая его, брызги крови разлетелись во все стороны. Горячие капли попали ему в рот, сводя его с ума, и он вонзил зубы в большую артерию на шее животного. Тёплый фонтан вырвался наружу, и Ранма почувствовал, как приятное удовлетворение окутывает его. Он упивался этим чувством, благодарный оленю за даруемую жизненную силу. Он знал, что это гораздо больше, чем просто кровь, много больше, чем удовольствие от убийства. Сердце могучего животного билось всё медленнее, и в тот миг, когда оно затрепетало, чтобы остановиться, он ощутил, как что-то вливается в него, некая невидимая бесспорная сила истекала из умирающего оленя. Это был кислород для утопающего, доза для наркомана. Безмолвный, он принял это в себя, после чего откатился от тела.
Долгое время он стоял на коленях, с лицом, закрытым волосами, глаза прикрыты, как в молитве. Слёзы текли по его щекам, он судорожно втягивал воздух, один вдох за другим, надеясь, что сердце не взорвётся, так сильно колотилось оно в груди. Лицо его исказилось, когда, не в силах терпеть дальше, он издал вой отчаяния, признавая умирание человека.
ИнуЯша сидел неподалёку, не глядя на него. Он прикрыл глаза, пытаясь оттеснить вглубь собственные болезненные воспоминания. Напоминание было слишком явным, боль, терзавшая Ранму, слишком сильной. – С тобой всё будет в порядке, боль уйдет через несколько часов. К рассвету ты сможешь заставить себя думать, что ничего этого не было. Завтра ты даже сможешь притворяться таким же человеком, как и все остальные. Когда придёт время, ты будешь знать, что ты должен делать, и постарайся сделать это в одиночестве. Так проще, когда ты один.
Какого чёрта, где тебя носило? Мы уже на нервы изошли! – услышав Кагоме, ИнуЯша нахмурился. – Сучка, я тебе уже сказал. Мы охотились, просто это заняло немного больше времени.
К тому времени, когда Ранма смог полностью восстановиться, уже стемнело. Юный йокай отправился искать воду, чтобы отмыться от крови, ИнуЯша принялся разыскивать Шиппо, который к тому времени успел перепугаться до смерти, оставленный в одиночестве в тёмном лесу.
- Ты оставил меня здесь больше, чем на два часа! - кричал кицуне, колотя ИнуЯшу своими маленькими кулачками. – Я думал, что вы там поумирали. Где Ранма? Ты убил его, да? Кагоме разозлится на тебя по-настоящему, если так, Акане её подруга, и ей не понравится, если ты убил Ранму.
Он отпихнул лисёнка в сторону. – Ты не мог бы наконец заткнуться? Никто не умер, понял? Ну что ты за кицуне, Шиппо, начинаешь паниковать, когда тебя оставляют одного на пару часов. Чёртова девка превратила тебя в уродского домашнего кота, удивляюсь, как она до сих пор тебе колокольчик на шею не повесила.
Шиппо надулся. – Я не боюсь леса, я прекрасно могу позаботиться о себе. Просто я беспокоился о вас, понял? Я уже собирался идти искать вас. Я думал: «Шиппо, этот тупой пёс позволил убить себя, теперь твой черёд защищать Кагоме».
- Будто ты смог бы, - огрызнулся ИнуЯша, отрывая куски оленьего мяса и складывая его в сумку. – Что ты сможешь сделать, если даже тебе и придётся защищать Кагоме? Ты же не сможешь сражаться своими мелкими когтями, ты привык пользоваться своим иллюзорным мусором, чтобы спасти свою задницу, когда тебя некому прикрыть.
- Это нечестно, - закричал лисёнок, уязвлённый словами ИнуЯши. – Я ещё маленький, и пользуюсь тем, чем могу. Когда я вырасту, я буду сражаться как настоящий демон, и мне вовсе не будет нужен рядом кто-то вроде тебя. Мы с Кагоме прекрасно обойдёмся без тебя.
- Ты так думаешь? – саркастично поинтересовался ИнуЯша. Посмотрев на лисёнка через плечо, он заметил Ранму, пробирающуюся между деревьев, мокрую насквозь, но отмытую начисто. – Видишь, Шиппо, вон там Ранма. Выглядит так, как будто совсем не умер, извини, что разочаровал тебя. Урод цел и невредим.
- Ранма-чан! – завопил счастливый Шиппо, запрыгивая демонессе на руки. – Я соскучился по тебе! – Ранма вспыхнула, Шиппо доверчиво прижался к её груди. – Отстань, коротышка, ты меня смущаешь.
ИнуЯша хмыкнул, наслаждаясь дискомфортом Ранмы. – Если Шиппо решил, что ты ему нравишься, от него так просто не отделаешься, - кицуне проигнорировал его. Он прижался ещё плотнее, недоумённо обнюхивая Ранму. – Ты странно пахнешь, чем вы там занимались?
Она отпихнула лисёнка прочь. – Я ничего не делал, не понимаю, о чём ты говоришь. – Шиппо странно посмотрел на неё. – Теперь ты пахнешь по-другому, не только потому, что теперь ты женщина. Кицуне обладают отличным нюхом, знаешь, мы в этом не намного уступаем демонам-псам. Теперь ты пахнешь как пёс, совсем как ИнуЯша… - глаза лисёнка расширились, не веря, он вытаращился на ИнуЯшу. – Ты больной извращенец!
Чего?!!! Твою мать, ты о чём это? – растерянно посмотрел на него ИнуЯша, стряхивая оленью кровь с рук. – Шиппо, ты опять головой о камень приложился, или как?
Лисёнок трясся от ярости. – Что ты сделал с Ранмой? Мне всегда говорили, каковы эти ину-йокай (демоны-псы), но про тебя то я думал, что ты другой. Это просто неправильно, и ты знаешь это!
ИнуЯша поднял его за хвост, глядя в глаза. – Шиппо, у тебя ровно одна секунда, чтобы начать объясняться, или я начну выколачивать объяснения из тебя. Ты меня в чём-то обвиняешь?
Ранма была точно также сбита с толку разъярённым маленьким лисом. – Точно, мелкий, что ты думаешь, он со мной сделал? Я в порядке, и не чувствую никаких странных запахов, - она и в самом деле не хотела говорить о том, что случилось в лесу, ИнуЯша, похоже, тоже собирался хранить молчание, это было что-то такое, чего люди понять не смогут, и она не желала, чтобы лисёнок напел чего-нибудь в уши Акане.
Шиппо гулко сглотнул, глядя в сердитое лицо ИнуЯши. – Так значит, ты не, ну ты знаешь, не спаривался с ней?
- Чччегоооо?!!! – провизжал ИнуЯша. Он запустил лисёнком в ближайшее дерево. – Ты совсем охренел, твою мать, что с тобой не так, Шиппо? Откуда ты взял такую больную отвратную идею, вроде этой? Он парень, ты, трахнутый придурок!
- Ну, я не знаю, меня сейчас стошнит, - пробубнила Ранма, направляясь в кусты. Её желудок был наполнен оленьей кровью, её мутило, и теперь извращённое предположение Шиппо заставило её чувствовать себя ещё хуже. Жизнь продолжала веселиться за её счет.
- Я ошибся? – спросил Шиппо, переводя взгляд с бледного лица Ранмы на разъярённую физиономию ИнуЯши. Он потёр здоровенную шишку на голове. – Но ведь сейчас Ранма – не парень, и она такая симпатичная. Я просто подумал, что так она тебе нравится гораздо больше.
ИнуЯша прикрыл глаза. Лис должен умереть. – Шиппо, - мягко сказал он. – Иди сюда.
Кицуне нервозно отскочил назад. – Хорошо, я ошибся, я неправ. Сожалею об этом, я слишком много времени провожу с Мироку. Мне больше не с кем общаться. Ой, да ладно, ИнуЯша, ну подумай сам, это же весело, ты и Ранма. НА ПОМОЩЬ! КАГОМЕ! СПАСИ МЕНЯ! Аааа, прекрати, собака тупая! Кагоме, на помощь!
Рассерженная Кагоме скрестила руки на груди. – Вы уверены, что не хотите рассказать о том, что задержало вас так долго? Посмотрите на Шиппо, он весь в грязи. Наверное, вы использовали его как наживку, так? – она взяла лисёнка на руки и принялась распутывать его волосы. – Шиппо?
- Мне нечего сказать, - угрюмо ответил кицуне. Это была не самая худшая из трёпок, которые ему устраивали, но определённо близкая к тому. Тупой пёс точно убил бы его, безо всяких сомнений, если бы не вмешалась Ранма и не сказала, что по возвращении в лагерь им придётся объясняться по поводу его смерти с Кагоме. Полудемон продолжал дуться, всякий раз, когда его гневные золотые глаза останавливались на нём, Шиппо чувствовал, как по спине у него начинают бегать мурашки.
- Он в дерево забежал, - коротко объяснил ИнуЯша. – Спроси Ранму. – Кагоме скептически приподняла бровь. Ранма сидел у костра, разогревая немного воды, чтобы вернуться в нормальную форму. – И спрошу, не сомневайся, - отрезала она. - Ранма?
- Я не видела, я в ручей свалилась, - ответила демонесса, не отводя глаз от огня. Живот продолжал отчаянно болеть. – Если ИнуЯша говорит, что Шиппо забежал в дерево, я ему верю. – Кагоме недоверчиво хмыкнула, глядя, как демонесса выливает себе на голову горячую воду, изменяясь в мужскую форму. – Да, но как сильно ему помогли разбежаться?
- Ладно, по крайней мере, вы принесли достаточно свежего мяса, - добавила она, забирая сумку у ИнуЯши. – Сейчас приготовлю ужин, в любом случае, сегодня моя очередь. – Я помогу тебе, - с энтузиазмом предложила Акане. Ранма громко простонал, убаюкивая свою измученную пищеварительную систему. Девушка сердито уставилась на него. – Ты ничего не получишь, Ранма, с таким отношением.
- Первая хорошая новость за весь день, - хрюкнул он. Йокай хлопнулся на спину, надеясь, что ИнуЯша не наплёл ему с три короба насчет того, что боль пройдёт через несколько часов. Он думал о том чувстве, что охватило его, когда умирал олень. На секунду он почувствовал, как мощь животного, его красота и величие, влились в него неким неописуемым образом. И это было, за неимением других слов, прекрасно. Казалось, что дух оленя слился с его собственным. Он вздохнул, рассеяно потирая живот.
И что же я за тварь, думал Ранма. Я убил, и я поглотил того, кого убил. Я поглотил его смерть, я пожрал его дух. Мысль вызвала дискомфорт, навевая воспоминания о старых фильмах про вампиров и похитителей душ. Но это было не так, в этом не чувствовалось зла. Это было таким же естественным, как дыхание, он и олень слились вместе, один стал частью другого. На секунду он даже почувствовал что-то подобное любви, благодарный животному даже за смерть, которая поддержала его. Он горько усмехнулся. Я – хищник, думал он про себя. Я – машина для убийства, вот и всё. Я прирезал этого быка, чтобы наполнить себя, проклятье, мне это помогло. Идея была слишком болезненной, чтобы признать её даже в уединении своего разума.
Ранма повернулся на бок, подложив руку под голову. Он закрыл глаза, прислушиваясь к звукам вокруг. Голоса его спутников нарастали и затихали вокруг него. Он выделил голос Акане, помогавшей, точнее, пытавшейся помочь Кагоме с приготовлением ужина. Он улыбнулся чистому звуку её смеха. Даже с закрытыми глазами, он мог видеть её, светящуюся своим собственным светом. Её тепло, её живость, её радостное рвение во всём, чем она занималась. Я рад, что ты здесь со мной, молча признал он. Прежде я не был уверен, но не теперь.
Быть может, предполагалось, что ему это понравится. Ранма чувствовал в теле готовность, какой никогда не было прежде. Он был быстрее, он был сильнее, его чувства впечатляюще обострились. Надо признать, это было по-настоящему круто. Когда-нибудь я привыкну к этим клыкам, к этим ушам, к этим причудливым красным полосам на щеках. Я могу привыкнуть к этому, сказал он себе. К чёрту, я привык превращаться в девчонку, что может быть хуже. А это определённо хуже, чем быть демоном.


I think of you now,
And that alone made
The tears start to flow.
Fleeting memories,
A distant voice that can't reach you,
Although someday,
It surely will.
 
Форум » Общение » Творчество » [InuYasha] Проклятый [uncomplete] (Персонажи: Инуяша, Ранма, Кагоме, Акане)
Страница 1 из 11
Поиск:


CheezaManga © 2008-2017
Дизайн от Naty специально для проекта CheezaManga

Хостинг от uCoz